Как называют биржевого спекулянта играющего на понижение курса бумаг


Спекулянт биржевой - Энциклопедия по экономике

МЕДВЕДЬ (СПЕКУЛЯНТ) - биржевой агент, играющий "на понижение", прово-  [c.119]

МЕДВЕДИ — спекулянты, биржевые игроки, играющие на понижение цен товаров, курсов ценных бумаг, валюты. Для этого они продают на срок (с поставкой через определенный период) биржевые товары, которые у них пока отсутствуют, по цене (курсу), зафиксированной в момент сделки, для того чтобы купить их до момента исполнения сделки по более низкой цене и получить прибыль в виде разницы курсов. Таким образом, их интерес — занижать цены.  [c.127]


СПЕКУЛЯНТ БИРЖЕВОЙ —делец, занимающийся биржевыми спекуляциями, т. е. покупкой и продажей биржевых ценностей (таких как акции, облигации, валюты) для того, чтобы получить прибыль от разницы между покупной и продажной ценой, курсом.  [c.622]

Социокультурный (цивилизационный) фактор 620 Социология 406, 620, 759 Союз валютный 620 Союз кредитный 620 Союз неполноценный 620 Союз профессиональный 620 Союз таможенный 627 Союз экономический 627 Спад (рецессия) 627 Спекулянт 39, 573, 621—622 Спекулянт биржевой 622 Спекулятивный мотив 622, 629 Спекуляция 77, 82, 230, 573, 622, 626 Спекуляция биржевая 622 Спекуляция валютная 622 Специализация 68, 108, 271, 361, 389, 450, 455,  [c.808]

На самом деле панорама рынка настолько обширна и разнообразна, что можно найти примеры, подтверждающие любые гипотезы и теории. Для того чтобы проверить, не начался ли новый цикл, к кому вы обратитесь в первую очередь К спекулянтам, биржевым игрокам.  [c.134]

Биржевой торговец-спекулянт, дилер, который покупает акции и товары в надежде, что цены на них поднимутся. Тогда он сможет продать их по более  [c.29]

Откуп ранее проданных ценных бумаг, контрактов, товаров для прекращения обязательств по сделкам на срок, заключенным биржевыми спекулянтами, играющими на понижение ("медведями" или хеджерами).  [c.106]

БЫК — в биржевой практике термин, обозначающий спекулянта, играющего на повышение. Спекулянт, выступающий в роли быка , рассчитывает на повышение цен на бирже и в данный момент скупает у контрагентов акции (товар или биржевые контракты) с тем, чтобы через определенное время продать их по более высокой цене. Противоположное значение — медведь (см. также Биржевая спекуляция) термин распространяется также на всех (спекулянтов и хеджеров), кто полагает, что цены возрастут.  [c.48]

Фьючерсные рынки представляют собой финансовые рынки, где коммерческие фирмы могут переносить часть риска, связанного с изменением цен, на биржевых спекулянтов, которые принимают этот риск с целью заработать прибыль на своем капитале, вложенном в сделки.  [c.38]

Роль биржевых спекулянтов 448  [c.243]

РОЛЬ БИРЖЕВЫХ СПЕКУЛЯНТОВ  [c.246]

В качестве биржевого спекулянта вы можете занимать любую позицию, дающую вам возможность получить прибыль. Безусловно, следует учитывать, что поскольку вы не знаете совершенно определенно, какой будет через месяц цена спот, то в сделках с фьючерсными контрактами можно и потерять деньги. Однако вы берете на себя этот риск, рассчитывая на прибыль.  [c.247]

Спекулятивная деятельность на фьючерсных рынках иногда подвергается критике ввиду того, что не представляет ценности для общества. Действительно, она часто изображается как некий аналог карточной игры. Однако существуют, по меньшей мере, две важные экономические функции, реализации которых служат биржевые спекулянты.  [c.247]

Во-первых, брокеры, работающие на товарной бирже и постоянно добивающиеся успеха, обязаны этому правильному предсказанию цен спот Таким образом, их деятельность приводит к тому, что фьючерсные цены оказываются лучшим прогнозом тенденции изменения спотовых цен. Во-вторых, биржевые спекулянты берут на себя роль партнеров по сделкам для хеджеров в тех случаях, когда не находится других хеджеров, готовых сразу открыть соответствующие позиции. Таким образом, деятельность биржевых спекулянтов делает фьючерсные рынки более ликвидными, чем это было бы в отсутствие спекулятивных сделок. Действительно, если бы фьючерсные контракты покупались и продавались только хеджерами, торговля могла бы быть недостаточно активной для поддержания деятельности организованной фьючерсной торговой биржи. Таким образом, присутствие биржевых спекулянтов может быть очень необходимым условием для самого существования некоторых фьючерсных рынков.  [c.247]

До сих пор мы говорили главным образом о состоянии уверенности у самого биржевого игрока или того, кто инвестирует в спекулятивных целях. Может поэтому показаться, будто мы молчаливо предполагали, что если он лично считает перспективы подходящими, то он получит неограниченную сумму по рыночно-процентной ставке. Разумеется, это не так. Мы должны принимать во внимание также и другую сторону состояния уверенности, а именно доверие предоставляющим ссуды к тем, кто хочет занять у них денег, что иногда определяют как состояние кредита. Резкое падение курсов акций, которое оказывает гибельное влияние на предельную эффективность капитала, может быть вызвано тем, что либо состояние уверенности у спекулянтов, либо состояние кредита становится менее прочным. Но в то время как ослабления одного из этих факторов достаточно для того, чтобы произошел крах, возвращение дел в нормальное русло требует восстановления их обоих. Ибо если ослабления кредита достаточно для того, чтобы вызвать крах, то его укрепление, будучи необходимым условием оздоровления, не является все же единственным условием для этого.  [c.68]

Заметим, что спекулянта интересует даже не сама стоимость, его интересует прибыль, то есть изменение стоимости, то есть производная от стоимости. Отделив скорость от тела, и взяв производную от скорости - ускорение, Ньютон смог плавно перенести свои биржевые представления на физику и вывести законы изменения скорости, законы ускорения и всемирного тяготения.  [c.106]

F=ma был профессиональным биржевым спекулянтом  [c.106]

АЖИО-КОНТРО - счет, на котором отражаются прибыли или убытки, возникающие в процессе резких колебаний биржевых курсов ценных бумаг или цен товаров. Биржевые спекулянты и банки, имеющие в своем портфеле ценные бумаги, стремятся сбыть их по высокому курсу. Для этого они искусственно создают ажиотаж на бирже путем заключения фиктивных сделок на покупку бумаг, широкой рекламы, распространения слухов о блестящих перспективах предприятий, с акциями которых ведется игра на повышение курса, и другими способами. Будучи заинтересованными в повышении курсов определенных ценных бумаг, банки предоставляют значительные кредиты покупателям этих бумаг. Во избежание риска такие кредиты выдаются с большой маржей. Повышение курсов бумаг, вызванное искусственными средствами, неизбежно сменяется резким падением биржевым курсов.  [c.4]

БИРЖЕВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО - система нормативных актов, регулирующих торговлю на биржах. Основная задача - предотвращение манипуляций ценами и крахов защита интересов мелких фирм от спекулянтов. Законодательное регулирование биржевой торговли заметно усилилось за последние 20 лет. Ранее она во многих странах регулировалась преимущественно нормами и правилами, разрабатываемыми самими биржами.  [c.24]

КОРНЕР - ансамбль биржевых операций по скупке оставшихся в продаже акций, в отношении которых в данный момент оказывается давление со стороны биржевых спекулянтов.  [c.101]

Финансовые фьючерсы выполняют две основные функции позволяют инвесторам застраховаться от риска, связанного с неблагоприятным изменением процентных ставок, валютных курсов или курса ценных бумаг на рынке, и дают возможность биржевым спекулянтам извлекать из этого прибыль. Физическая поставка базисного актива у большинства финансовых фьючерсов либо вообще не предусмотрена, либо осуществляется крайне редко. В подавляющем большинстве случаев производится наличный расчет. Однако процесс поставки является составной частью каждого контракта, обеспечивая механизм схождения реальных (на рынке спот) и фьючерсных цен по мере приближения дня исполнения. Фьючерсные цены определяются в конкурентной борьбе в операционном зале биржи открытым выкриком. Это означает, что каждый потенциальный покупатель имеет равные возможности воспользоваться предложением на продажу и наоборот. При заключении фьючерсного контракта фьючерсная цена может находиться выше или ниже наличной цены базисного актива или значения индекса, но к моменту поставки фьючерсная цена должна равняться наличной цене, иначе возникает возможность для арбитража между рынком базисного актива и фьючерсным рынком. Разница между фьючерсной и наличной ценой базисного актива финансового фьючерса называется базисом. Базис может быть как положительным, так и отрицательным.  [c.51]

В биржевых торгах по различным активам принимают участие большое количество инвесторов и спекулянтов. Каждый из участников имеет свое представление о том, куда движется рынок, у каждого из них свой горизонт инвестирования и своя технология работы на рынке. Из-за столкновения интересов большого количества людей цены активов приобретают случайный характер. Следствием этого является невозможность точного предсказания будущей цены. Прогноз становится возможным только в вероятностном смысле.  [c.13]

Однако почти все клиенты, заключающие сделки с маржей, заинтересованы в них не из-за получения дополнительных дивидендов. Торговля на марже является неотъемлемым инструментом биржевой игры, ибо позволяет многократно увеличить покупательную силу спекулянта.  [c.105]

Да, — ответил я. — Но это дело стараются не разглашать за пределами круга профессиональных биржевых спекулянтов. Тут нет ничего незаконного, но обычный инвестор этого, как правило, не делает.  [c.155]

Можно вспомнить еще облигации железных дорог и стальных компаний того же периода, которые в силу прежней устойчиво высокой доходности имели прекрасную репутацию. А в результате консервативные инвесторы, следовавшие традициям здравого смысла, так же как залезшие в долги спекулянты, оказались разоренными в ходе биржевых крахов 1929—1932 гг. и сопутствовавшей им депрессии.  [c.141]

ДЕПОРТ (deport) - биржевая сделка на срок, заключаемая на фондовой бирже спекулянтами, играющими на понижение курса ценных бумаг, с целью получения курсовой разницы.  [c.68]

МЕДВЕДИ" ("bears") - биржевые спекулянты, играющие на понижение курса (цены) ценных бумаг, валют, товаров.  [c.129]

Таким образом, риск, с которым связано владение активами или проведение сделок, нельзя оценивать без учета других факторов, или абстрактно. При одних обстоятельствах покупка или продажа того или иного имущества увеличивает вашу подверженность риску (или говоря иначе — ваш риск), при других та же самая операция может снизить риск. Например, если я покупаю годовой полис страхования своей жизни, я уменьшаю риск для своей семьи, потому что выплата страховки в какой-то мере компенсирует сокращение доходов семьи в случае моей гипотетической смерти. Если люди, не связанные со мной родственными узами, сами застрахуют мою жизнь, то риск для моей семьи не уменьшится. Они как раз и делают ставку на то, что в течение года я умру. Или предположим, фермер, у которого вот-вот созреет пшеница, заключает контракт на ее продажу по твердой цене в какой-то определенный срок в будущем. Такой контракт служит уменьшению риска. Но для того, у кого на складе нет пшеницы, заключение аналогичного контракта означает попытку спекуляции на том, что цены на пшеницу могут упасть, — ведь такой человек окажется в выигрыше только i том случае, если к моменту наступления срока поставки пшеницы ее рыночная цена окажется ниже цены, зафиксированной в контракте. Спекулянтом, или биржевым игроком (spe ulator), называется инвестор, предпринимающий в надежде увеличить свое состояние действия, которые увеличивают его подверженность тому или иному виду риска. В противоположность спекулянту хедже)  [c.170]

Производители, оптовые торговцы и потребители пшеницы могут обладать лучшими возможностями для предсказания будущих цен на зерно (возможно, за счет того, что им не требуется особых усилий для получения соответствующей информации), чем другие лица. Однако и последним не запрещено принимать участие в рыночных операциях. Любое лицо, использующее фьючерсный контракт для снижения риска, называется хеджером (hedger). Однако большая часть торговли с применением фьючерсных контрактов осуществляется биржевыми спекулянтами (spe ulators), занимающимися этими сделками в соответствии с их прогнозами относительно будущего уровня спот-цен. Биржевые спекулянты руководствуются отнюдь не стремлением снизить степень риска, присущего их производственной или коммерческой деятельности. Их заинтересованность в операциях с фьючерсными контрактами вызвана возможностью получения дохода от этих сделок. Биржевые спекулянты обычно собирают информацию, облегчающую предсказание ценовой динамики соответствующих товаров, а затем на основе составленных прогнозов покупают или продают фьючерсные контракты. Одна и та же сторона может выступать в качестве и хеджера, и биржевого спекулянта. Действительно, можно сказать, что если фермер, пекарь или посредник, торгующий зерном, не хотят заниматься хеджированием, то тогда они спекулируют на ценах. Конкуренция между активными предсказателями цен на фьючерсных рынках способствует успеху тех из них, у кого есть конкурентное преимущество в составлении прогнозов цен на пшеницу за счет специализации в этой области.  [c.246]

Представьте себе, например, что вы — биржевой спекулянт пшеницей. Вы собираете информацию обо всех факторах, связанных с предложением и спросом и определяющих цену на зерно, таких, как общая площадь под посевами, метеоусловия, производственные планы основных производителей в хлебопекарской отрасли и т.п " результате вы составляете прогноз цен спот на следующий месяц. Допустим, прогнозируется цена 2 долл. за бушель зерна. Если текущая фьючерсная цена для поставки  [c.246]

Ажиотаж на бирже достиг апогея. По другую сторону Ла Манша, вблизи Брюсселя, решалась судьба Европы в битве, ставшей вскоре исторической- при Ватерлоо. Вся Англия с трепетом ожидала курьеров Веллингтона, которые с минуты на минуту должны были привезти ответ на роковой вопрос -побежден Наполеон или нет Для биржевых спекулянтов этот вопрос сразу же обретал другой, более прозаический смысл продавать или не продавать ценные бумаги  [c.42]

БЕССА - биржевая спекуляция, ставящая своей целью понижение курса ценных бумаг или цен товаров. Спекулянт, играющий на понижение (бессист), продает ценные бумаги или товары на срок. Если цены на рынке в период между заключением и исполнением сделки упадут, то при наступлении срока исполнения сделки спекулянт-продавец может купить бумаги или товары по более низкой цене и, сдавая их своему контрагенту по более высокой, обусловленной цене, получает прибыль. Сделки подобного рода, как правило, завершаются выплатой курсовой разницы без фактической поставки бумаг или товаров при понижении курса или цены разница поступает в пользу спекулянта-продавца, а при повышении - в пользу покупателя.  [c.21]

Shakeout (shake out) - "вытряхивание", разорение мелких инвесторов из-за падения курсов на бирже, вытеснение спекулянтов с рынка. В общем смысле, ситуация в отрасли, которая ведет слабые структуры к банкротству. В области биржевой торговли такое изменение рынка, которое заставляет спекулянтов покидать свои позиции. (Прим. перев. и научи, ред.)  [c.60]

Опционы, как объект биржевой торговли, были открыты довольно неожиданно, хотя на внебиржевом рынке они обращались уже по меньшей мере сотню лет. Некоторые инвесторы с удовольствием увидели в них новый способ быстро сделать деньги , другим же опционы принесли лишь разочарование своим неприкрытым риском. Однако по мере того как опционы будут все глубже проникать в привычный обиход, их, несомненно, станут воспринимать так, как они того и заслужива-ваюг. как дополнительный инвестиционный инструмент и средство управления риском для искушенных инвесторов и биржевых спекулянтов.  [c.295]

economy-ru.info

это... Биржевой и валютный спекулянт

Кто такой спекулянт?

Спекулянт (от лат. speculatio — выслеживание, высматривание) – юридическое или частное лицо, которое заключает сделку с целью получить прибыль от изменения цены на покупаемый или продаваемый актив. В зависимости от ценовых колебаний спекулянт выбирает время открытия и длительность удержания позиции.

На биржевых рынках спекулянтов принято называть словом трейдер.

Какую роль играет спекулянт на бирже?

Спекулянты на бирже выполняют несколько функций:

  • перетягивают на себя риск хеджеров, что позволяет последним намного быстрей согласовать цену с продавцами;
  • играют роль некоего «моста» между ценой покупки и предложения по ценным бумагам, что повышает эффективность биржи;
  • способствуют повышению общей ликвидности рынка. Благодаря спекулянтам сделки с наиболее популярными активами происходят без каких-либо задержек;
  • «притягивают» на рынок большое количество новых покупателей и продавцов за счет искусственного повышения спроса на имеющиеся активы;
  • повышают общий уровень конкуренции на бирже, что позволяет более точно выставить рыночную цену;
  • устраняют существующие перепады в ценовой политике на бирже и обеспечивают общую стабильность рынка;
  • увеличивают спрос на фьючерсные контракты, покупая их по низким ценам, или снижают его, совершая сделки по завышенной цене.

Чем биржевой спекулянт отличается от инвестора?

Понятия «спекулянт» и «инвестор» часто путают, ведь задача последнего – это также заработок за счет роста стоимости купленных активов. При этом сам товар не интересен как инвестору, так и спекулянту. Но разница между этими игроками есть, и она заключается в следующем:

  • спекулянт получает прибыль, как на увеличении, так и на снижении цены. Инвестор играет только на повышение;
  • спекулянт проводит до десяти операций в сутки, а инвестор ориентируется на долгосрочную перспективу;
  • спекулянт при проведении операций может иметь за душой минимальный объем капитала, ведь он рассчитывать на получение прибыли от будущей сделки. Инвестор, как правило, имеет серьезный капитал.
  • спекулянт покупает активы и редко следит за действиями эмитента. Инвестор после покупки ценных бумаг всегда пристально наблюдает за изменением экономических показателей предприятия.

Полезные статьи по теме

fortrader.org

Контрольный тест по экономике "Фондовый рынок"

муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «средняя школа № 1» г.Вилючинск

Контрольный тест «Фондовый рынок»

Экономика(профильный уровень)

Гудзишевская Н.В.

2017/2018 учебный год

1.В этом городе возникла первая фондовая биржа

А. Лондон Б. Амстердам В. Париж Г. Берлин

2. На фондовом рынке продают и покупают

А. предметы повседневного спроса

Б. иностранная валюта

В. оптовые партии товаров

Г. средства производства

Д. ценные бумаги

Е. ценные бумаги и валюту

3.Укажите лишний элемент в перечне участников торгов на фондовой бирже

А. дилер Б. промоутер В. брокер Г. инвестор

4.Верны ли следующие утверждения?

А. Спекулянты – участники торгов на фондовой барже, продающие ценные бумаги по завышенным ценам.

Б. Вновь выпущенные акции продаются на вторичном рынке ценных бумаг.

1.Верно только А

2. Верно только Б

3. Все утверждения верны

4. Все утверждения неверны

5. Верны ли следующие утверждения?

А. Инвесторы приобретают ценные бумаги, рассчитывая на доходы в длительной перспективе.

Б. Фондовые биржи являются частью финансового рынка, так как способствуют перераспределению денежных средств между отраслями экономики.

1.Верно только А

2. Верно только Б

3. Все утверждения верны

4. Все утверждения неверны

6. Учредителем фондовой биржи может быть

А. только физические лица

Б. только органы государственной власти

В. как физические, так и юридические лица

Г. только юридические лица

7. Как называют участника торгов на фондовой бирже, который надеется заработать на понижении курса ценных бумаг?

А. медведь Б. осел В. бык Г. слон

8. Стоимость акции, назначенная при её выпуске

А. котировка Б. номинал В. эмиссия Д. курс акции

9. Юридическое или физическое лицо, выполняющее посреднические функции между продавцом и покупателем на фондовой бирже

А. дилер Б. маклер В. инвестор Г. брокер

10. Верны ли следующие утверждения?

А. Маклер – этого торговый посредник между продавцом и покупателем ценных бумаг, получающий комиссионные.

Б. Быки – это участники торгов на фондовой бирже, играющие на понижение курса ценных бумаг.

1.Верно только А

2. Верно только Б

3. Все утверждения верны

4. Все утверждения неверны

infourok.ru

как называют брокеров которые играют на понижение цен

Вообще это трейдеры, в понижение это "медведи", в повышение "быки".

Статуя быка перед зданием Нью-Йоркской фондовой биржи на Уолл-Стрит, 11 в Нью-Йорке Бык – трейдер, который скупает биржевые активы, рассчитывая на рост их стоимости в ближайшем будущем. Когда цена достигнет ожидаемого уровня, бык продаст активы, а разница между покупкой и продажей составит прибыль быка. Сделки, совершаемые быками, принято называть длинными или лонгами (от англ. long – длинный) . Медведь – трейдер, который берет в долг у других участников рынка (банки, брокеры, другие трейдеры) биржевые активы и тут же их продает по текущей цене. Делает он это, т. к. рассчитывает, что в скором будущем стоимость этого биржевого актива упадет, он выкупит то же количество актива по заниженной цене, вернет долг, а разница между продажей и покупкой составит прибыль медведя. Сделки, совершаемые медведями, принято называть короткими или шортами (от англ. short – короткий)

На сленге биржевиков -- "медведи".

touch.otvet.mail.ru

Читать книгу Воспоминания биржевого спекулянта

Посвящяется Джесси Лауристону Ливермору

Предисловие

Я провел интервью с более чем тридцатью виднейшими биржевиками нашего времени и каждому из них задавал несколько одинаковых вопросов [Интервью было опубликовано в сборниках «Рыночные колдуны» и «Новые рыночные колдуны» («Market Wizards», New York Institute of Finance, 1989; «The New Market Wizards», HarperBusiness, 1992). – Здесь и далее примечания переводчика.]. Среди них был такой: «Была ли в Вашей жизни книга, оказавшая на Вас сильное влияние, которую Вы хотели бы рекомендовать начинающим торговцам?» Большинство опрощенных указали на «Воспоминания биржевого спекулянта» – книгу, изданную в 1923 году!

Что делает эти «Воспоминания…» вневременными? Полагаю, что это точность, с которой здесь воспроизведены особенности мышления биржевого торговца, описаны допущенные ошибки, извлеченные уроки и прозрения. Читатели, имеющие собственный опыт работы на бирже, находят в ней много узнаваемого и понятного. Им близки мысли и опыт героя книги, Ларри Ливингстона, прототипом которого был Джесси Ливермор. Многие, а может быть, и большинство читателей книги уверены, что имя автора книги, Эдвин Лефевр, – это псевдоним, за которым скрылся Ливермор,

Но это не так. Лефевр – реальная фигура. Он был журналистом, газетным обозревателем, автором романов и коротких рассказов. (Прежде чем «Воспоминания биржевого спекулянта» появились в форме книги, они публиковались в еженедельнике «Сатердей ивнинг пост».) Читателю этой книги трудно поверить в то, что Лефевр никогда сам не работал на бирже. Но он был умелым писателем, который обладал редкостной способностью раскрывать людей. Его сын вспоминает, что множество самых разных людей (банковские клерки, таксисты и т. п.), вступая в повседневные, деловые контакты с его отцом, делались невероятно откровенными и охотно рассказывали о себе и о своей жизни. Лефевр посвятил несколько недель расспросам Ливермора, и при этом он ни разу не наблюдал, как последний осуществляет свои торговые операции. Результатом этих разговоров и стала эта книга.

«Воспоминания биржевого спекулянта» полна драгоценными наблюдениями над рынками и торговлей. Некоторые из рассказанных здесь историй давно и прочно вошли в устный фольклор Уолл-стрит. Вот, к примеру: «Цены не бывают ни слишком высокими для начала покупок, ни слишком низкими для начала продаж». Книга настолько хороша, что трудно выбрать пример для цитирования. Тем не менее я хочу привести следующее рассуждение: «Я все сделал с точностью до наоборот. Хлопок приносил мне убытки, и я его сохранил. Пшеница показывала прибыль, и я ее продал. Для спекулянта нет худшей ошибки, чем цепляться за проигранную партию. Следует всегда продавать то, что создает убыток, и сохранять то, что приносит прибыль».

Любой опытный торговец легко обнаружит сходные ситуации в собственном опыте, а любой начинающий сможет многому научиться. И в книге много такого, чему можно – и нужно – поучиться. Читатели, которые смогут усвоить уроки, в изобилии преподанные в этой книге, и будут следовать им, серьезно повысят свой уровень в качестве торговцев. Остальным достанется радость от знакомства с умной и хорошо сделанной книгой.

Что такое классика? На мой взгляд, классической можно считать книгу, которую благодаря уникальности ее содержания или стиля продолжают читать и ценить поколения читателей после ее публикации. Иногда этот интерес публики сохраняется столетиями. В этом смысле «Воспоминания биржевого спекулянта» – настоящая классика. Опубликованная впервые в 1923 году, она до сих пор остается одной из самых популярных книг в области финансовой литературы, и можно быть уверенным, что ее будут читать и на ней учиться и в XXI столетии. Более того, если бы меня спросили, какие книги по финансам будут читать в конце XXI века, я бы, не колеблясь, поставил в начале списка именно «Воспоминания биржевого спекулянта».

Джек Швейгер

Глава 1

Я начал работать сразу после окончания средней школы. Я нашел место в брокерской конторе [Имеется в виду полулегальная лавочка, оборудованная телеграфной связью с фондовыми и товарными биржами и принимавшая ставки на изменения курса ценных бумаг и биржевых товаров (сахар, медь, сталь, каучук и пр.). Американское название bucket shops возникло в связи с тем, что первоначально в такого рода заведениях алкогольные налитки продавались упаковками (ящиками, корзинками – bucket). Здесь и далее: брокерская контора, провинциальная брокерская контора, игорные дома.]. Я хорошо считал. В школе я за год прошел трехлетний курс арифметики. Особенно хорошо мне давался счет в уме. Моим делом была большая котировочная доска в торговом зале. Обычно один из клиентов сидел рядом с телеграфным аппаратом и зачитывал цены. Я всегда успевал записывать. У меня всегда была хорошая память на числа. Никаких проблем.

В конторе было много других служащих. У меня, естественно, были среди них приятели, но при активном рынке я бывал настолько занят с десяти утра до трех часов дня, что времени на болтовню почти не оставалось. Так или иначе, это меня не раздражало, по крайней мере в рабочее время.

Но рыночная суета не мешала мне думать о работе. Для меня котировки не были ценами акций – по столько-то долларов за штуку. Это были просто числа. Конечно, они что-то значили. Они постоянно изменялись. И только это меня интересовало – изменения. Почему они менялись? Этого я не знал. Да и не интересовался. Я не думал об этом. Я просто видел, что они все время меняются. Только об этом я и размышлял по пять часов в будни и по два часа в субботу – о том, что они постоянно изменяются.

Вот так я впервые заинтересовался поведением цен. У меня была прекрасная память на числа. Я помнил в деталях, как вели себя цены накануне – перед тем, как они начинали расти или падать. Моя любовь к устному счету пришлась очень кстати.

Я заметил, что прямо перед тем, как начать расти или падать, цены акций обычно вели себя, так сказать, определенным образом. Такого рода ситуации повторялись постоянно, и я начал к ним присматриваться. Мне было только четырнадцать, но, когда счет совпадений в поведении цен пошел на сотни, я занялся их анализом и стал сравнивать сегодняшнее движение акций с тем, что было в предыдущие дни. Мне потребовалось немного времени, чтобы научиться предугадывать движение цен. Моим единственным ориентиром, как я уже сказал, было их поведение в прошлом. Все «досье» я держал в памяти. Я искал закономерности в движении цен, «хронометрировал» их. Ну, вы понимаете, что я имею в виду.

Можно засечь момент, когда покупка приносит только чуть большую выгоду, чем продажа. На бирже идет сражение, и телеграфная лента служит подзорной трубой, чтобы наблюдать за ним. В семи случаях из десяти на ее данные можно положиться.

Я рано усвоил еще один урок – на Уолл-стрит всегда все одно и то же. Ничего нового и быть не может, потому что спекуляция стара, как этот мир. Сегодня на бирже происходит то, что уже было прежде и что повторится потом. Это я запомнил навсегда. Мне кажется, что я и сейчас могу вспомнить, когда и как я это понял. Это мой способ накапливать опыт.

Я настолько увлекся своей игрой и так азартно стремился угадывать рост и падение курсов активных акций, что даже завел записную книжку. Я начал записывать свои наблюдения. Это не было записью воображаемых сделок на миллионы долларов, чем развлекают себя многие, не рискующие ни разбогатеть, ни попасть в приют для бездомных. Я просто фиксировал, когда я угадал, а когда промахнулся; меня больше всего интересовала точность моих наблюдений и оценок – прав я или нет.

Изучив колебания цен на активные акции за день, я делал вывод, что цены вели себя именно так, как всегда перед скачком на восемь или десять пунктов. Тогда в понедельник я записывал цену на определенные акции и, помня о том, что бывало в прошлом, писал, какой должна быть цена во вторник и в среду. А потом уж я сравнивал свои догадки с тем, что приносила лента биржевого телеграфа.

Так в мою жизнь вошел интерес к информации о ценах. Меня с самого начала заинтересовали повышения и понижения цен. Для таких движений всегда есть какая-то причина, но телеграфная лента не говорит, зачем и почему. Когда мне было четырнадцать, я не спрашивал ленту – почему; не задаю этого вопроса и сейчас, когда мне сорок. Может, должны пройти два-три дня, две-три недели или месяца, прежде чем станут известны причины, по которым определенные акции вели себя сегодня таким-то образом. Но какая, к черту, разница? На ленту нужно реагировать сегодня, а не завтра. Причины могут подождать. А ты должен действовать немедленно или остаться в стороне. Все это раскручивалось передо мной раз за разом. Просто запоминаешь, что как-то акции «Холлоу туб» пошли вниз на три пункта. А в следующий понедельник выяснялось, что директора зажали дивиденды. Это и было причиной. Они знали, что собираются сделать, и если даже сами они не продавали акции своей компании, то уж точно их не скупали. Компания не стала поддерживать курс своих акций, как же было ему не упасть?

Вот так я продолжал делать записи в течение полугода. Когда мой рабочий день заканчивался, я, вместо того чтобы идти домой, выписывал интересовавшие меня числа и изучал изменения, обращая все внимание на повторяющиеся движения цен. В сущности, я учился читать телеграфную ленту, хотя тогда и сам этого не понимал.

Как-то во время обеденного перерыва ко мне подошел один из работавших в конторе молодых людей – он был постарше меня, и тихо спросил, нет ли у меня денег.

– Для чего тебе знать? – ответил я вопросом.

– Ну, – сказал он, – у меня есть классная наводка на акции «Барлингтон». Если кто-нибудь составит мне компанию, я поставлю на них.

– Что значит «поставлю»? – спросил я. Для меня тогда ставить могли только наши клиенты – старые чудаки с кучей бабок. Еще бы! Ведь чтобы войти в игру, нужно иметь сотни или даже тысячи долларов. Это было так же недосягаемо, как иметь собственный экипаж и кучера в шелковом цилиндре.

– Это значит, что я сказал – поставлю! Сколько у тебя есть?

– А сколько тебе нужно?

– Ну, я мог бы за пять долларов поставить на пять акций.

– Как ты собираешься ставить?

– Я хочу купить столько акций «Барлингтон», сколько соберу денег, чтобы заплатить маржу [По норме ударение ставится на первом слоге, но в разговорной и профессиональной речи чаще употребляется маржа.]. Это же чистый верняк. Все равно что подобрать на улице. Мы в один миг удвоим наши денежки.

– Погоди-ка, – сказал я и вытащил мою заветную книжку.

Меня заинтересовала не возможность удвоить деньги, а то, что он сказал о росте акций «Барлингтон». Если он прав, мои записи должны это подтвердить. И в самом деле! Из моих заметок было видно, что эти акции вели себя как всегда перед подъемом курса. До этого случая я никогда ничего не продавал и не покупал и даже не играл с пацанами в азартные игры. Мне важна была лишь возможность проверить точность своей работы, своего любимого дела. Меня поразила мысль, что, если на практике мои расчеты не оправдаются, значит, все это никому не нужно. Так что я отдал ему все свои деньги, и он отправился в одну из ближайших брокерских контор и на все деньги купил акций «Барлингтон». Через два дня мы сняли прибыль. Я заработал 3,12 доллара.

После этой первой сделки я начал спекулировать на свой страх и риск. В обеденный перерыв я заходил в ближайшую брокерскую контору и покупал или продавал – мне это всегда было без разницы. Я не прислушивался к чужим мнениям, и у меня не было любимых акций. Я играл по собственной системе. Все мои знания сводились к арифметике. И на самом-то деле мой подход был идеален для таких брокерских контор, где все сводится к ставкам на колебания цен, которые выползают на ленте из телеграфного аппарата.

Очень скоро выяснилось, что игра на курсах акций приносит мне намного больше денег, чем работа в конторе. Так что я оттуда ушел. Мои домашние были против, но все они смолкли, когда узнали, что и как. Я был еще подростком, и мое жалованье было не слишком большим. Спекуляция приносила намного больше.

Мне было всего пятнадцать, когда я сделал мою первую тысячу и выложил деньги на стол перед матерью. Здесь было все, что я заработал за несколько месяцев, не считая того, что я каждую неделю отдавал домой. Моя мать ужасно разволновалась. Она хотела, чтобы я отнес эти деньги в банк – подальше от соблазнов. Она сказала, что никогда не слышала, чтобы мальчик в пятнадцать лет мог заработать такие деньжищи с нуля. Она подозревала, что это не настоящие деньги. Ее грызли страхи и беспокойство. Но я не мог думать ни о чем, кроме верности моих вычислений. Ведь в этом же вся прелесть – выигрывать только за счет собственной головы. Если я оказывался прав, когда проверял верность моих выкладок, поставив на десять акций, то я буду в десять раз более прав, поставив на сотню акций. Смысл денег был только в одном – они подтверждали правоту моих вычислений, мою правоту. Чем больше ставки, тем больше нужно мужества? Без разницы! Если у меня есть только десять долларов и я ими рискнул, я действую смелее, чем когда ставлю миллион, имея при этом еще миллион в заначке.

Как бы то ни было, в пятнадцать лет я хорошо зарабатывал на фондовой бирже. Я начинал в самых мелких подпольных биржевых конторах, где на человека, разом купившего двадцать акций, смотрели как на переодетого Дж. У. Гейтса или Дж. П. Моргана, путешествующего инкогнито. В те дни букмекеры редко прижимали клиентов. В этом не было нужды. Были другие способы выманить у клиентов деньги, даже когда они угадывали движение цен. Бизнес был чудовищно прибыльным. Когда они работали законно – я имею в виду по-честному, колебания цен просто срезали небольшие ставки. Цене было достаточно чуть пойти не в ту сторону, чтобы дочиста срезать маржу в три четверти пункта. К тому же незаплативший игрок уже никогда не допускался к игре. Для него вход закрывался навсегда.

Я работал в одиночку. Никого не подпускал к моему делу. В любом случае эта игра для одного. Ведь главное была моя голова, не так ли? Цены либо двигались так, как я предвидел, и здесь не нужна была помощь друзей или партнеров, либо шли в другую сторону, и никто бы их ради меня не остановил. Просто не было смысла посвящать кого-либо в мои дела. У меня, конечно, были друзья, но дело оставалось делом. Это была игра для одиночки. Вот так я всегда и играл.

Букмекерам потребовалось совсем немного времени, чтобы заиметь на меня зуб за то, что я их постоянно обыгрывал. Я заходил в контору и выкладывал на стойку деньги, но мои ставки не принимали. Они говорили, что мне там нечего делать. Именно тогда они прозвали меня юным «чистильщиком касс». Мне пришлось менять брокеров и переходить из одного игорного дома в другой, и я дошел до того, что начал скрывать собственное имя. Я начинал с малых ставок – пятнадцать или двадцать акций. Порой, если ко мне начинали приглядываться, мне приходилось нарочно проигрывать, чтобы потом их как следует нагреть. Естественно, что мне быстро сообщали, чтобы я сматывался куда подальше и перестал обдирать заведение.

Однажды, когда передо мной захлопнули дверь довольно большой конторы, в которой я играл уже несколько месяцев, я решил отнять у них побольше денег. У этой конторы были отделения по всему центру города, в холлах гостиниц и в ближних пригородах. Я зашел в отделение в одной из гостиниц, задал управляющему несколько вопросов и, наконец, приступил к делу. Но когда я в своей обычной манере начал работать с активными акциями, ему позвонили из центральной конторы и спросили: «Кто это там у тебя орудует?» Менеджер переадресовал вопрос мне, и я назвал себя – Эдвард Робинсон из Кембриджа. Он передал своему боссу по телефону радостную весть. Но на другом конце телефона хотели знать, как я выгляжу. Когда менеджер сказал мне об этом, я посоветовал: «Скажи ему, что я жирный коротышка с черными волосами и клочковатой бородой». Но он не послушал и описал меня. Когда менеджер выслушал ответ, его лицо побагровело, он повесил трубку и велел мне выметаться.

– Что они вам сказали? – вежливо спросил я.

– Они сказали: «Ты круглый дурак, разве тебе не говорили, что нельзя иметь дело с Ларри Ливингстоном? Ты нарочно дал ему содрать с нас семьсот долларов!» – Он не стал пересказывать все, что ему наговорили по телефону.

Я попытал счастья в других отделениях, но обо мне знали уже везде и ни в одном из них моих денег брать не хотели. Я не мог даже зайти никуда и взглянуть на котировки без того, чтобы кто-нибудь из клерков не напустился на меня. Я пытался пореже к ним заходить, деля свое время между разными отделениями, но и это не сработало.

Наконец у меня остался единственный выход. Это была самая большая и самая богатая из брокерских компаний города – «

www.bookol.ru


Смотрите также