Как червячок игнатий играл в прятки


Читать онлайн "Червячок Игнатий и его друзья. 20 сказочных историй" автора Кротов Виктор - RuLit

Червячок Игнатий и его друзья

20 сказочных историй

Виктор Кротов

На обложке рисунок Анны Власовой.

© Виктор Кротов, 2016

ISBN 978-5-4483-3316-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Червячок Игнатий живёт в такой сказке, где червяков не боятся и даже не называют их «червяками», а только ласково говорят: «червячки», «червячок»… Во всём остальном эта сказка довольно похожа на нашу жизнь. Только чудеса в ней заметнее.

Червячок Игнатий (ему не очень нравится, когда его называют просто «Игнатий», потому что его тогда можно спутать с каким-нибудь человеком) – замечательное существо. Он умный, добрый, работящий (червячки ведь рыхлят нашу землю), много читает и любит общаться с другими живыми существами, даже с людьми.

У него много друзей – и насекомых, и разных прочих. Весёлая божья коровка Пятнашка, строгий жук Дормидонт, изобретательный паук Пафнутий, неторопливая улитка Ульяна, резвые кузнечики Кузя и Смит, старательный муравей Моня… А ещё художник Эдуард, гном Ом, девочка Маша Макеева, и другие девочки, и мальчики, и взрослые… Нет, всех не перечислишь.

Если ты не знаком с червячком Игнатием – заходи в сказку и познакомься с ним. Если знаком – ты с удовольствием встретишься с ним снова. Никто никогда ещё не жалел о встрече с червячком Игнатием.

Виктор Кротов

Как-то раз червячок Игнатий, лёжа среди цветов и травок, размышлял о людях. «Странно устроен человек, – думал червячок Игнатий. – Червячки все добрые. А люди бывают злыми, бывают вредными. Вон там, на детской площадке, мальчик игрушки у малышей отбирает, песком кидается, даже стукнул кого-то. Червячок ничего такого в жизни не сделает… Просто, наверное, человек очень большой, гораздо больше червячка, вот в нём много всего и помещается».

Увидев, что вредный мальчик с детской площадки идет в его сторону, червячок Игнатий забрался поглубже под лист подорожника и стал думать дальше. «Конечно, человек слишком большой. Когда у меня была маленькая норка, в ней всегда было чисто. А когда я её удлинил чуть ли не до самой Австралии, кое-где я просто не успеваю убираться… Ой-ой-ой!».

Дальше размышлять стало трудно, потому что червячок Игнатий болтался в воздухе. Тот самый мальчик вытащил его из травы, сжал поперёк туловища и теперь нёс неизвестно куда и неизвестно зачем.

Мальчик положил червячка Игнатия в песочницу возле большого замка, построенного из камушков, песка и веток. «Наверное, это кто-то другой построил, – успел подумать червячок Игнатий. – Вряд ли такой разрушительный мальчик мог построить такой дворец».

– Это заколдованный замок, – сказал мальчик червячку Игнатию.– В нём живут маленькие глупые человечки. А ты будешь страшным драконом. Ты будешь поедать этих дурачков, и они будут тебя бояться.

– Нет, – ответил червячок Игнатий. – Я не буду драконом.

– Тогда я тебя раздавлю, – пригрозил мальчик.

– Знаешь что, лучше послушай мою сказку, – предложил червячок Игнатий.

– Ладно, сказку послушаю. А потом ты будешь драконом.

«Ничего подобного!» – подумал про себя червячок Игнатий. И начал свою сказку:

– Жил-был мальчик… Тебя как зовут? – спросил он вредного мальчика.

– Меня зовут Дрыбыдыр, – захохотал мальчик.

– Подумать только! И того мальчика как раз звали Дрыбыдыр. Он был очень вредным мальчиком. Всех обижал, даже самых маленьких. И вот однажды после дождя, когда на прогулку вышло великое множество червячков, Дрыбыдыр придумал себе забаву. Он брал червячка и кидал его на какого-нибудь малыша. Малыш пугался, червячок ушибался, а довольный Дрыбыдыр хихикал.

– Ух, какая отличная игра! – крикнул мальчик, который назвал себя Дрыбыдыром.

Раз он себя так назвал, значит и нам придётся называть его так же. Хотя мама с папой, наверное, назвали его получше.

А червячок Игнатий продолжал свою сказку:

– Но один из червячков, которого Дрыбыдыр схватил и приготовился бросить на крошечную девочку в пышном розовом платьице, крикнул ему: «Перестань сейчас же, а то я пожалуюсь Ромашковому Эльфу!» – «Подумаешь, напугал!» – фыркнул Дрыбыдыр и бросил червячка на розовую девочку. Но червячок извернулся в воздухе и сумел отклониться. Он упал в траву, подполз к ближайшей ромашке и потряс её за стебелёк. Ромашка наклонилась к нему, и червячок что-то прошептал прямо в её жёлтую серединку. И вдруг ромашка превратилась в маленького волшебного мальчика с белыми волосами, торчащими во все стороны. Это был Ромашковый Эльф. Он огляделся и сразу всё понял. Сложив ладоши трубочкой у рта, Ромашковый Эльф подул на Дрыбыдыра. И Дрыбыдыр превратился в колючий куст репейника у дороги. Так он и простоял много дней, пока не перестал цепляться к прохожим. Только тогда Ромашковый Эльф расколдовал его.

www.rulit.me

Читать книгу Червячок Игнатий и его друзья. 20 сказочных историй Виктора Кротова : онлайн чтение

Червячок Игнатий и его друзья
20 сказочных историй
Виктор Кротов

На обложке рисунок Анны Власовой.

© Виктор Кротов, 2016

ISBN 978-5-4483-3316-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Приглашение

Червячок Игнатий живёт в такой сказке, где червяков не боятся и даже не называют их «червяками», а только ласково говорят: «червячки», «червячок»… Во всём остальном эта сказка довольно похожа на нашу жизнь. Только чудеса в ней заметнее.

Червячок Игнатий (ему не очень нравится, когда его называют просто «Игнатий», потому что его тогда можно спутать с каким-нибудь человеком) – замечательное существо. Он умный, добрый, работящий (червячки ведь рыхлят нашу землю), много читает и любит общаться с другими живыми существами, даже с людьми.

У него много друзей – и насекомых, и разных прочих. Весёлая божья коровка Пятнашка, строгий жук Дормидонт, изобретательный паук Пафнутий, неторопливая улитка Ульяна, резвые кузнечики Кузя и Смит, старательный муравей Моня… А ещё художник Эдуард, гном Ом, девочка Маша Макеева, и другие девочки, и мальчики, и взрослые… Нет, всех не перечислишь.

Если ты не знаком с червячком Игнатием – заходи в сказку и познакомься с ним. Если знаком – ты с удовольствием встретишься с ним снова. Никто никогда ещё не жалел о встрече с червячком Игнатием.

Виктор Кротов

Дрыбыдыр

Как-то раз червячок Игнатий, лёжа среди цветов и травок, размышлял о людях. «Странно устроен человек, – думал червячок Игнатий. – Червячки все добрые. А люди бывают злыми, бывают вредными. Вон там, на детской площадке, мальчик игрушки у малышей отбирает, песком кидается, даже стукнул кого-то. Червячок ничего такого в жизни не сделает… Просто, наверное, человек очень большой, гораздо больше червячка, вот в нём много всего и помещается».

Увидев, что вредный мальчик с детской площадки идет в его сторону, червячок Игнатий забрался поглубже под лист подорожника и стал думать дальше. «Конечно, человек слишком большой. Когда у меня была маленькая норка, в ней всегда было чисто. А когда я её удлинил чуть ли не до самой Австралии, кое-где я просто не успеваю убираться… Ой-ой-ой!».

Дальше размышлять стало трудно, потому что червячок Игнатий болтался в воздухе. Тот самый мальчик вытащил его из травы, сжал поперёк туловища и теперь нёс неизвестно куда и неизвестно зачем.

Мальчик положил червячка Игнатия в песочницу возле большого замка, построенного из камушков, песка и веток. «Наверное, это кто-то другой построил, – успел подумать червячок Игнатий. – Вряд ли такой разрушительный мальчик мог построить такой дворец».

– Это заколдованный замок, – сказал мальчик червячку Игнатию.– В нём живут маленькие глупые человечки. А ты будешь страшным драконом. Ты будешь поедать этих дурачков, и они будут тебя бояться.

– Нет, – ответил червячок Игнатий. – Я не буду драконом.

– Тогда я тебя раздавлю, – пригрозил мальчик.

– Знаешь что, лучше послушай мою сказку, – предложил червячок Игнатий.

– Ладно, сказку послушаю. А потом ты будешь драконом.

«Ничего подобного!» – подумал про себя червячок Игнатий. И начал свою сказку:

– Жил-был мальчик… Тебя как зовут? – спросил он вредного мальчика.

– Меня зовут Дрыбыдыр, – захохотал мальчик.

– Подумать только! И того мальчика как раз звали Дрыбыдыр. Он был очень вредным мальчиком. Всех обижал, даже самых маленьких. И вот однажды после дождя, когда на прогулку вышло великое множество червячков, Дрыбыдыр придумал себе забаву. Он брал червячка и кидал его на какого-нибудь малыша. Малыш пугался, червячок ушибался, а довольный Дрыбыдыр хихикал.

– Ух, какая отличная игра! – крикнул мальчик, который назвал себя Дрыбыдыром.

Раз он себя так назвал, значит и нам придётся называть его так же. Хотя мама с папой, наверное, назвали его получше.

А червячок Игнатий продолжал свою сказку:

– Но один из червячков, которого Дрыбыдыр схватил и приготовился бросить на крошечную девочку в пышном розовом платьице, крикнул ему: «Перестань сейчас же, а то я пожалуюсь Ромашковому Эльфу!» – «Подумаешь, напугал!» – фыркнул Дрыбыдыр и бросил червячка на розовую девочку. Но червячок извернулся в воздухе и сумел отклониться. Он упал в траву, подполз к ближайшей ромашке и потряс её за стебелёк. Ромашка наклонилась к нему, и червячок что-то прошептал прямо в её жёлтую серединку. И вдруг ромашка превратилась в маленького волшебного мальчика с белыми волосами, торчащими во все стороны. Это был Ромашковый Эльф. Он огляделся и сразу всё понял. Сложив ладоши трубочкой у рта, Ромашковый Эльф подул на Дрыбыдыра. И Дрыбыдыр превратился в колючий куст репейника у дороги. Так он и простоял много дней, пока не перестал цепляться к прохожим. Только тогда Ромашковый Эльф расколдовал его.

Червячок Игнатий закончил свою сказку, а мальчик, назвавший себя Дрыбыдыром, сидел на краю песочницы и молчал. Потом он осторожно взял червячка Игнатия и отнёс его туда, где червячок Игнатий размышлял о людях. Мальчик положил червячка Игнатия в траву и сказал:

– Меня зовут Игорь. Я не Дрыбыдыр.

И он пошёл куда-то по траве, старательно обходя каждую ромашку.

Норка насквозь

Это было зимой, когда у червячков гораздо больше свободного времени. Червячок Игнатий решил вырыть норку, которая прошла бы всю Землю насквозь. Прорыть норку сквозь земляной ком у него получалось быстро. «А если поработать подольше, – думал червячок Игнатий, – можно прорыть норку и сквозь всю Землю. Ведь Земля – это тоже земляной ком, только большой».

Червячок Игнатий работал усердно. Скоро норка у него стала такой длинной, что он не успевал вечером вернуться к себе в спальню. Поэтому червячок Игнатий, захватив с собой несколько необходимых вещей и несколько любимых книг, ночевал в самой глубине норки – там, где он её удлинял дальше.

Ещё он учил английский язык. Ведь он собирался вылезти на другой стороне Земли, в Австралии, где все говорят по-английски.

Червячок Игнатий копал норку и разговаривал сам с собой:

– Когда я кого-нибудь там, в Австралии, встречу, я скажу: «хэллоу». Это же значит «привет». И скажу: «Май нейм из уорм Игнатий». Это значит: «Меня зовут червячок Игнатий». И скажу: «Ай эм йо фрэнд». Это значит: «Я ваш друг». Тут мы и подружимся.

Норка была уже довольно длинной, когда червячок Игнатий почувствовал, что кто-то роет землю ему навстречу. «Вот это удача! – обрадовался червячок Игнатий. – Я рою ход в Австралию, а кто-то роет ход мне навстречу. Наверное, этот кто-то из Австралии. Наши норки соединятся, и получится одна норка насквозь!..»

Он стал работать ещё энергичней.

И вот в его норку вполз другой червячок. Видимо, австралийский. И сказал по-английски:

– Хэллоу! Ай эм йо фрэнд!

«Как хорошо, что я вовремя выучил английский язык, – подумал червячок Игнатий. – Теперь я прекрасно понимаю этого австралийца. Ведь он сказал: привет, я ваш друг. Я и сам хотел так сказать».

Но всё это он подумал про себя. А вслух ему осталось только сказать:

– Хэллоу! Май нейм из уорм Игнатий! Ай эм йо фрэнд.

И замолчал.

«Жалко, – подумал червячок Игнатий, – что я так мало учил английский язык. Даже не знаю, что ещё сказать. Всё забыл. Ладно, пусть он говорит, австралиец. Ведь английский – это же его язык!..»

Но другой червячок тоже молчал. А потом сказал:

– Я почему-то всё по-английски забыл.

И сказал он это не по-английски, а по-русски.

– Значит, вы не австралиец? – удивился червячок Игнатий.

– И вы не австралиец? – ещё больше удивился другой червячок.

Тут им осталось только рассмеяться. Так они и поступили.

Оказывается, второй червячок (его звали Палладий) тоже рыл норку насквозь. Он тоже готовился попасть в Австралию и тоже учил английский язык. Но как-то так вышло, что норки их загнулись и встретились друг с другом, не дойдя до Австралии.

Это было удивительно. Ведь они жили на разных концах огромной Москвы! И если бы не прорыли норки навстречу друг другу, никогда бы не встретились.

Хотя червячок Игнатий и червячок Палладий не попали в Австралию, они не жалели об этом. Ведь им всё-таки удалось прорыть норку насквозь. От жилья одного друга к жилью другого.

Игра в прятки

Однажды червячок Игнатий, нарыхлившись земли и начитавшись книжек, решил проветриться. Выбрался он из норки и увидел жука Дормидонта и божью коровку по имени Пятнашка.

Пятнашкой её звали, потому что на спине у неё было по три чёрных пятнышка с каждой стороны, а всего шесть.

– Давай поиграем, червячок Игнатий, – сказал жук Дормидонт. – А то скучно.

– Как это: скучно? – заинтересовался червячок Игнатий. – Я никогда не мог понять, что это такое. Объясни мне, как это тебе скучно?

– Не только мне, – возразил жук Дормидонт. – Вон Пятнашке тоже скучно.

– Скучно, скучно, – подтвердила Пятнашка.

– Скучно – это когда не знаешь, чем заняться, – объяснил жук Дормидонт.

– Странно, – сказал червячок Игнатий. – Я часто не знаю, чем заняться из многих разных дел. Но мне от этого только весело. Ведь каждое дело так интересно делать, когда им займёшься.

– Не знаю, откуда ты столько дел набираешь, – удивился жук Дормидонт. – И потом, разве делом заниматься интересно? Дело – это необходимость. Делом приходится заниматься, если очень уж надо. А вот играть интересно!..

– Играть очень интересно! – подтвердила божья коровка Пятнашка. – Игра – это единственное интересное дело.

– Игра – это тоже интересное дело, – согласился червячок Игнатий.

И они стали играть в прятки.

Сначала прятались божья коровка Пятнашка и жук Дормидонт. Червячок Игнатий отвернулся, сосчитал до десяти, повернулся – и увидел перед собой Пятнашку.

– Я ещё не успела спрятаться, – сказала она. – Отвернись снова.

Отвернулся червячок Игнатий, сосчитал до десяти, повернулся – и снова увидел перед собой Пятнашку.

– Ты очень быстро считаешь, – сказала она. – Я специально стою и слушаю, быстро ты считаешь или медленно. Считай помедленнее, а я спрячусь.

Снова червячок Игнатий отвернулся, медленно сосчитал до десяти, а когда повернулся – увидел перед собой жука Дормидонта.

– Сколько можно ждать! – сказал жук Дормидонт. – Нельзя же считать так медленно. Я сижу-сижу, а ты тут всё считаешь!.. Считай побыстрее, а я снова спрячусь.

Отвернулся червячок Игнатий, сосчитал до десяти (для разнообразия по-английски), повернулся – и увидел перед собой лежащую на спине божью коровку Пятнашку.

– Я так хорошо спряталась, – пожаловалась Пятнашка, – завернулась в листик на самом кончике ветки и даже задремала там. А потом подул ветер, ветка закачалась, листик развернулся – и я выпала, вот и свалилась сюда.

– Вот я тебя здесь и нашёл, – сказал червячок Игнатий. – А вот я нашел и жука Дормидонта, – добавил он, потому что увидел, как к ним сердито шагает жук Дормидонт. Оказывается, жук Дормидонт шёл ещё раз отругать червячка Игнатия за то, что тот так медленно считает.

Потом водила божья коровка Пятнашка. Она умела считать только до шести, поэтому жук Дормидонт и червячок Игнатий заторопились. Жук Дормидонт заполз за дерево, а червячок Игнатий спрятался за камнем.

Червячок Игнатий долго ждал, но Пятнашка не появлялась. Тогда он выполз из-за камня – и никого не увидел. Вскоре из-за дерева вылез рассерженный жук Дормидонт. А Пятнашки нигде не было. Жук Дормидонт и червячок Игнатий принялись её искать. Искать им пришлось долго. Наконец они обнаружили её под листом подорожника. Пятнашка была очень довольна.

– Здорово я спряталась! – сказала она. – Вы так долго меня искали!..

– Так это ты должна была нас искать! – возмутился жук Дормидонт.

– А мне показалось интереснее самой спрятаться, – засмеялась божья коровка Пятнашка.

– Это не по правилам! – сказал жук Дормидонт.

– Зато не скучно, – сказал червячок Игнатий. – Мы же этого хотели. А теперь давайте все вместе спрячемся у меня в норке и попьём там чаю.

– Давайте! – сказала божья коровка Пятнашка. – Это тоже не скучно.

– Ладно, – сказал жук Дормидонт. – Хотя это и не по правилам.

Разговор с милиционером

Вечером после летнего дождя червячок Игнатий вылез из своей норки и с удовольствием огляделся вокруг.

Земля была влажной и тёплой, но ещё теплее была асфальтовая дорожка неподалёку от его норки. Червячок Игнатий выполз туда, растянулся поудобнее и задумался о том, обитают ли червячки на других планетах.

Вдруг рядом с ним по асфальту топнула чья-то нога в большом башмаке.

Червячок Игнатий от неожиданности взвился так, что стал похож на ракету, взлетающую к звёздам, но тут же приземлился обратно. И тихо крикнул:

– Караул!

Каждый крикнул бы «Караул!», если бы на него чуть не наступили. Но не каждый оказался бы таким воспитанным, как червячок Игнатий: он крикнул «Караул!» очень тихо, чтобы никого не побеспокоить.

Никто и не побеспокоился. Ещё два раза червячку Игнатию пришлось шарахаться от ступавших рядом с ним ног. Иногда нога была в кроссовке, иногда в ботинке. Они были не очень большие и промелькнули быстро – наверное, ребята бежали играть в футбол.

Конечно, по дорожке шли не одноногие люди. У каждого из них была вторая нога, но червячок Игнатий обращал внимание только на ту ногу, которая ступала рядом с ним.

А от следующей ноги он уже не успел увернуться. К счастью, это была модная дамская туфля, и червячок Игнатий уцелел, потому что оказался между страшным острым каблуком и страшной маленькой подошвой.

Что это за сказка, в которой столько говорится про обувь, – спросите вы.

Но это же сказка про червячка, и если бы вы были червячком, вы бы тоже часто говорили о страшной обуви невнимательных людей-великанов.

– Пора возвращаться в норку, не дадут мне спокойно подумать, – решил червячок Игнатий. – Сначала ботинок, потом кроссовка, теперь туфля… Скоро сапоги пойдут.

И в этот самый момент рядом с ним гулко ухнул огромный сапог. Но не отправился дальше, а застыл на месте и начал топтаться туда-сюда. Червячок Игнатий отполз в траву.

– Где же мой свисток? – донёсся сверху до червячка Игнатия басистый голос.

Тут червячок Игнатий увидел недалеко от себя, в траве, странную вещь, похожую на норку, свёрнутую колечком. «Наверное, это и есть свисток», – подумал он и решил помочь человеку в сапогах.

Червячок Игнатий обвился вокруг свистка и стал выволакивать его на дорожку.

– А, вот он! – раздался тот же голос, и червячок Игнатий почувствовал, как его вместе со свистком поднимают наверх. Скоро он увидел перед собой густые усы, большой нос и два внимательных глаза, которые с удивлением смотрели на него.

– Добрый вечер, – сказал вежливый червячок Игнатий.

– А?.. Э… Да-а-а… Конечно… Добрый вечер… – сказал, запинаясь, человек, с трудом приспосабливаясь к разговору с червячком.

– Просто я помогал вам найти свисток и не успел с него смотаться, то есть смотать своё туловище, – объяснил червячок Игнатий.

– Это нормально, – сказал хозяин сапог и свистка. – Я милиционер, и от меня нелегко смотаться.

– Ну, вряд ли вам удалось бы догнать меня в моей норке, – заметил червячок Игнатий.

– Вряд ли, – согласился милиционер, представив себе, как он в глаженой форме и начищенных сапогах втискивается в червячную норку.

И добавил:

– А за свисток спасибо!.. Только чем же можно заниматься вечером после дождя, лёжа на асфальтовой дорожке?

– Я думал о том, живут ли червячки на других планетах, – сообщил червячок Игнатий.

– Вот это да! – восхитился милиционер. – Я, наверное, никогда в жизни об этом не думал.

– У вас другая работа, – заметил червячок Игнатий. – Чем занимаются милиционеры?

– Охраняют всех от хулиганов и безобразников.

– Вот как! – обрадовался червячок Игнатий. – Значит, вы и нас, червячков, должны охранять от тех, кто может на нас наступить. Ведь если на кого наступают – это же безобразие.

– Безобразие, – вздохнул милиционер.

– А теперь, пожалуйста, опустите меня на землю, – попросил червячок Игнатий. – Мне пора заниматься своими делами и размышлениями. До свидания. Желаю вам успехов в работе. Буду рад увидеться снова, только с вами, а не с вашим сапогом.

– До свидания, – сказал милиционер, опуская Червячка Игнатия в траву. – Будем стараться. Спасибо за свисток. Извините за сапог.

– Всего вам хорошего, – ответил червячок Игнатий, уползая.

…А на следующий день, когда червячок Игнатий вылез из норки на вечернюю прогулку, он увидел, что краешек асфальтовой дорожки отгорожен красным металлическим заборчиком, на котором написано:

«ОСТОРОЖНО, НЕ НАСТУПИТЕ НА ЧЕРВЯЧКОВ!»

Сказочный дворец

Устав рыхлить землю, червячок Игнатий однажды прочитал для отдыха целую книгу волшебных сказок. После этого он выполз из норки и задумался, что бы такое сделать сказочное. И придумал. Он стал строить дворец. Прямо рядом со своей норкой.

«Не могут же все сказочные вещи быть только в книжках, – рассуждал червячок Игнатий. – Пусть хоть один сказочный дворец будет на самом деле. Буду жить в нём, как в сказке. Буду здесь принимать гостей и поить их чаем».

Дворец получился и вправду сказочным. Хрустальным блеском сверкали окна из стеклянных осколков. По углам были башенки с верхушками из шишек. Во все стороны выходили крылечки из кусочков сосновой коры.

– Вот это да! – обрадовалась божья коровка Пятнашка, приземлившись рядом с дворцом. – Ну и красотища! А мне комнатка там найдётся?

Червячок Игнатий был очень рад, что Пятнашке понравился его дворец. Конечно, для неё там найдётся комнатка. Так он ей и сказал.

Божья коровка Пятнашка тут же побежала звать своих подружек. Пусть и они поживут в таком замечательном дворце.

– Где же ты столько строительных материалов раздобыл? – поинтересовался практичный жук Дормидонт. – Из-под земли достал, что ли?

– Да нет, это же всё вокруг валяется, – почему-то стал оправдываться червячок Игнатий. – Просто когда валяется – кажется мусором, а соединишь вместе – получается красота.

– Ну ладно, – хмыкнул жук Дормидонт. – И в самом деле неплохо. Я был бы тоже не прочь здесь пожить.

– Вот и живи. Места много!

– Да нет, не могу же я родителей оставить…

– Так приводи их сюда тоже.

Подбежал к дворцу и паук Пафнутий. Выяснилось, что под крышей дворца найдётся место для его паутины. А в башенках могут поселиться все его родственники.

Кто только ни приходил к червячку Игнатию, прослышав про сказочный дворец! И каждому он отыскивал там место. Как же иначе. Ведь всем хочется хоть немного пожить в сказке.

Поздно вечером червячок Игнатий попробовал найти во дворце место и для себя. Но дворец был полон, как сто теремков. Жуки и муравьи, пауки и многоножки, червячки и гусеницы, мотыльки и бабочки, слизнячки и улитки… – невозможно было даже всех приметить, столько во дворце было всяких закоулков. Одни уже спали, другие пировали, болтали, играли и веселились…

Червячок Игнатий выполз из дворца и отправился к себе в норку. Там было тихо, спокойно и уютно. И скоро он уже спал на своём прежнем месте сказочно крепким сном.

Непонятное слово

В один прекрасный день, когда червячок Игнатий отдыхал у своей норки, мимо прошли два бородатых человека. Один другому сказал:

– Каждому нужна философия.

Другой ответил:

– Да, философия – это очень важно.

«Интересно, – подумал червячок Игнатий, – что такое философия? Каждому нужна, а я про неё и не знаю. Что-то важное, а я её и не видал никогда».

Но люди уже ушли, и червячок Игнатий отправился спрашивать про философию своих друзей.

Паук Пафнутий сидел в центре своей паутины – так красиво сплетённой, что червячок Игнатий, как всегда, ею залюбовался. Потом вспомнил, зачем пришёл, и спросил:

– Паук Пафнутий, нет ли у тебя случайно философии? Может, дашь немножко – попробовать, что это такое?

– Вспомнить надо, – говорит паук Пафнутий.

Думал-думал, потом сказал:

– Вспомнил. Философия – это от чего задумчивость находит. Это когда сидят и думают о жизни. Лучше всего посреди красивой паутины. Хочешь, пущу посидеть на моём месте?

– Спасибо, ты настоящий друг, – сказал червячок Игнатий. – Но мне хочется и других поспрашивать. И на паутину твою мне больше нравится со стороны любоваться.

Жук Дормидонт лепил земляные шарики и на вопрос червячка Игнатия ответил, не останавливая работу:

– Знаю, знаю, что такое философия. Мне знакомый муравей говорил про неё. У них в муравейнике она есть. Общая, на всех одна. Наверно, большущая, они её из муравейника и вытащить не могут. Но он мне по дружбе сказал. И я тебе по дружбе скажу. Философия – это когда знаешь, что делать.

– А муравей не отковырял тебе кусочек – попробовать?

– Вот ещё! – фыркнул жук Дормидонт. – Зачем мне муравьиная философия! У меня своих дел по горло. Может, у меня внутри где-нибудь жучиная философия прячется? Снаружи я смотрел – не заметно.

– Я тоже думаю, что у тебя внутри её хватает, – согласился червячок Игнатий. – Уж ты-то всегда знаешь, что делать.

– Знаю, знаю! – прожужжал жук Дормидонт так громко, что червячок Игнатий понял, что больше отвлекать его от работы не стоит.

Возвращаясь к своей норке, червячок Игнатий встретил божью коровку Пятнашку. Сначала он не собирался у неё спрашивать про философию. А потом всё-таки спросил:

– Ты что-нибудь знаешь про философию, божья коровка Пятнашка? Про неё говорят, что это важно и каждому нужно.

– Такого смешного слова я ещё не слышала! – засмеялась Пятнашка. – Но оне всё понятно.

iknigi.net

Червячок Игнатий и его друзья. 20 сказочных историй

На обложке рисунок Анны Власовой.

© Виктор Кротов, 2016

ISBN 978-5-4483-3316-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Приглашение

Червячок Игнатий живёт в такой сказке, где червяков не боятся и даже не называют их «червяками», а только ласково говорят: «червячки», «червячок»… Во всём остальном эта сказка довольно похожа на нашу жизнь. Только чудеса в ней заметнее.

Червячок Игнатий (ему не очень нравится, когда его называют просто «Игнатий», потому что его тогда можно спутать с каким-нибудь человеком) – замечательное существо. Он умный, добрый, работящий (червячки ведь рыхлят нашу землю), много читает и любит общаться с другими живыми существами, даже с людьми.

У него много друзей – и насекомых, и разных прочих. Весёлая божья коровка Пятнашка, строгий жук Дормидонт, изобретательный паук Пафнутий, неторопливая улитка Ульяна, резвые кузнечики Кузя и Смит, старательный муравей Моня… А ещё художник Эдуард, гном Ом, девочка Маша Макеева, и другие девочки, и мальчики, и взрослые… Нет, всех не перечислишь.

Если ты не знаком с червячком Игнатием – заходи в сказку и познакомься с ним. Если знаком – ты с удовольствием встретишься с ним снова. Никто никогда ещё не жалел о встрече с червячком Игнатием.

Виктор Кротов

Дрыбыдыр

Как-то раз червячок Игнатий, лёжа среди цветов и травок, размышлял о людях. «Странно устроен человек, – думал червячок Игнатий. – Червячки все добрые. А люди бывают злыми, бывают вредными. Вон там, на детской площадке, мальчик игрушки у малышей отбирает, песком кидается, даже стукнул кого-то. Червячок ничего такого в жизни не сделает… Просто, наверное, человек очень большой, гораздо больше червячка, вот в нём много всего и помещается».

Увидев, что вредный мальчик с детской площадки идет в его сторону, червячок Игнатий забрался поглубже под лист подорожника и стал думать дальше. «Конечно, человек слишком большой. Когда у меня была маленькая норка, в ней всегда было чисто. А когда я её удлинил чуть ли не до самой Австралии, кое-где я просто не успеваю убираться… Ой-ой-ой!».

Дальше размышлять стало трудно, потому что червячок Игнатий болтался в воздухе. Тот самый мальчик вытащил его из травы, сжал поперёк туловища и теперь нёс неизвестно куда и неизвестно зачем.

Мальчик положил червячка Игнатия в песочницу возле большого замка, построенного из камушков, песка и веток. «Наверное, это кто-то другой построил, – успел подумать червячок Игнатий. – Вряд ли такой разрушительный мальчик мог построить такой дворец».

– Это заколдованный замок, – сказал мальчик червячку Игнатию.– В нём живут маленькие глупые человечки. А ты будешь страшным драконом. Ты будешь поедать этих дурачков, и они будут тебя бояться.

– Нет, – ответил червячок Игнатий. – Я не буду драконом.

– Тогда я тебя раздавлю, – пригрозил мальчик.

– Знаешь что, лучше послушай мою сказку, – предложил червячок Игнатий.

– Ладно, сказку послушаю. А потом ты будешь драконом.

«Ничего подобного!» – подумал про себя червячок Игнатий. И начал свою сказку:

– Жил-был мальчик… Тебя как зовут? – спросил он вредного мальчика.

– Меня зовут Дрыбыдыр, – захохотал мальчик.

– Подумать только! И того мальчика как раз звали Дрыбыдыр. Он был очень вредным мальчиком. Всех обижал, даже самых маленьких. И вот однажды после дождя, когда на прогулку вышло великое множество червячков, Дрыбыдыр придумал себе забаву. Он брал червячка и кидал его на какого-нибудь малыша. Малыш пугался, червячок ушибался, а довольный Дрыбыдыр хихикал.

– Ух, какая отличная игра! – крикнул мальчик, который назвал себя Дрыбыдыром.

Раз он себя так назвал, значит и нам придётся называть его так же. Хотя мама с папой, наверное, назвали его получше.

А червячок Игнатий продолжал свою сказку:

– Но один из червячков, которого Дрыбыдыр схватил и приготовился бросить на крошечную девочку в пышном розовом платьице, крикнул ему: «Перестань сейчас же, а то я пожалуюсь Ромашковому Эльфу!» – «Подумаешь, напугал!» – фыркнул Дрыбыдыр и бросил червячка на розовую девочку. Но червячок извернулся в воздухе и сумел отклониться. Он упал в траву, подполз к ближайшей ромашке и потряс её за стебелёк. Ромашка наклонилась к нему, и червячок что-то прошептал прямо в её жёлтую серединку. И вдруг ромашка превратилась в маленького волшебного мальчика с белыми волосами, торчащими во все стороны. Это был Ромашковый Эльф. Он огляделся и сразу всё понял. Сложив ладоши трубочкой у рта, Ромашковый Эльф подул на Дрыбыдыра. И Дрыбыдыр превратился в колючий куст репейника у дороги. Так он и простоял много дней, пока не перестал цепляться к прохожим. Только тогда Ромашковый Эльф расколдовал его.

Червячок Игнатий закончил свою сказку, а мальчик, назвавший себя Дрыбыдыром, сидел на краю песочницы и молчал. Потом он осторожно взял червячка Игнатия и отнёс его туда, где червячок Игнатий размышлял о людях. Мальчик положил червячка Игнатия в траву и сказал:

– Меня зовут Игорь. Я не Дрыбыдыр.

И он пошёл куда-то по траве, старательно обходя каждую ромашку.

Норка насквозь

Это было зимой, когда у червячков гораздо больше свободного времени. Червячок Игнатий решил вырыть норку, которая прошла бы всю Землю насквозь. Прорыть норку сквозь земляной ком у него получалось быстро. «А если поработать подольше, – думал червячок Игнатий, – можно прорыть норку и сквозь всю Землю. Ведь Земля – это тоже земляной ком, только большой».

Червячок Игнатий работал усердно. Скоро норка у него стала такой длинной, что он не успевал вечером вернуться к себе в спальню. Поэтому червячок Игнатий, захватив с собой несколько необходимых вещей и несколько любимых книг, ночевал в самой глубине норки – там, где он её удлинял дальше.

Ещё он учил английский язык. Ведь он собирался вылезти на другой стороне Земли, в Австралии, где все говорят по-английски.

Червячок Игнатий копал норку и разговаривал сам с собой:

– Когда я кого-нибудь там, в Австралии, встречу, я скажу: «хэллоу». Это же значит «привет». И скажу: «Май нейм из уорм Игнатий». Это значит: «Меня зовут червячок Игнатий». И скажу: «Ай эм йо фрэнд». Это значит: «Я ваш друг». Тут мы и подружимся.

Норка была уже довольно длинной, когда червячок Игнатий почувствовал, что кто-то роет землю ему навстречу. «Вот это удача! – обрадовался червячок Игнатий. – Я рою ход в Австралию, а кто-то роет ход мне навстречу. Наверное, этот кто-то из Австралии. Наши норки соединятся, и получится одна норка насквозь!..»

Он стал работать ещё энергичней.

И вот в его норку вполз другой червячок. Видимо, австралийский. И сказал по-английски:

– Хэллоу! Ай эм йо фрэнд!

«Как хорошо, что я вовремя выучил английский язык, – подумал червячок Игнатий. – Теперь я прекрасно понимаю этого австралийца. Ведь он сказал: привет, я ваш друг. Я и сам хотел так сказать».

Но всё это он подумал про себя. А вслух ему осталось только сказать:

– Хэллоу! Май нейм из уорм Игнатий! Ай эм йо фрэнд.

И замолчал.

«Жалко, – подумал червячок Игнатий, – что я так мало учил английский язык. Даже не знаю, что ещё сказать. Всё забыл. Ладно, пусть он говорит, австралиец. Ведь английский – это же его язык!..»

Но другой червячок тоже молчал. А потом сказал:

– Я почему-то всё по-английски забыл.

И сказал он это не по-английски, а по-русски.

– Значит, вы не австралиец? – удивился червячок Игнатий.

– И вы не австралиец? – ещё больше удивился другой червячок.

Тут им осталось только рассмеяться. Так они и поступили.

Оказывается, второй червячок (его звали Палладий) тоже рыл норку насквозь. Он тоже готовился попасть в Австралию и тоже учил английский язык. Но как-то так вышло, что норки их загнулись и встретились друг с другом, не дойдя до Австралии.

Это было удивительно. Ведь они жили на разных концах огромной Москвы! И если бы не прорыли норки навстречу друг другу, никогда бы не встретились.

Хотя червячок Игнатий и червячок Палладий не попали в Австралию, они не жалели об этом. Ведь им всё-таки удалось прорыть норку насквозь. От жилья одного друга к жилью другого.

mybook.ru

Червячок Игнатий и его чаепития. 20 сказочных историй

© Виктор Кротов, 2016

ISBN 978-5-4483-3362-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Обложка: рисунок Анны Власовой.

Приглашение на чай

Все ли мы умеем пить чай?

Ну, конечно, просто выпить чашку чая сумеет каждый. А вот умеем ли мы пить чай так, как это делают в норке у червячка Игнатия?

Когда у него за столом собирается компания друзей – божья коровка Пятнашка, жук Дормидонт, паук Пафнутий и многие другие – это не просто питьё чая, а настоящее ЧАЕПИТИЕ. С разговорами обо всяких интересных вещах, об удивительных происшествиях и о приключениях, которые бывают у каждого из нас, хотя мы не всегда умеем их замечать.

Кроме чаепитий, червячок Игнатий успевает рыхлить землю, читать книжки и попадать в те самые приключения, о которых потом хочется поговорить с друзьями за чаем. Что бы с ним ни случалось, он умеет оставаться умным, добрым и вежливым даже с теми, кто этого не очень заслуживает. Может быть, поэтому он умеет замечательно выходить из любого положения, даже самого сложного. И при этом ещё помочь своим друзьям или кому-нибудь из новых знакомых.

В этой книге рассказано про самые разные приключения червячка Игнатия – и про чаепития, на которых обсуждались (или даже происходили) эти приключения.

Так что заходите в гости к червячку Игнатию на чашечку чая.

Виктор Кротов

Пёрышко

Однажды червячок Игнатий, нарыхлившись земли и начитавшись книжек, вылез из норки, чтобы проветриться. И совсем недалеко от норки обнаружил пёрышко. Лёгкое, нежное – и вместе с тем широкое, упругое и прочное.

«Из него получится отличный гамак, – решил червячок. – Давно что-то я не качался в гамаке».

Он привязал пёрышко к двум прочным стеблям пижмы. Потом улёгся на него, и оно немного прогнулось, как положено гамаку. Игнатий раскачивался, любуясь жёлтыми шариками пижмы высоко над собой. Они были похожи на созвездия из маленьких солнышек. Эти созвездия перебегали с места на место, в такт качанию гамака. Перебегали быстрее и быстрее, потому что червячок качался изо всех сил, стараясь улучшить своё проветривание.

Наверное, пёрышко добавляло к раскачиванию и свои упругие силы. А тут ещё подул сильный ветер – и это оказалось чересчур для гамака. Ветер сорвал его, взметнул вверх и понёс всё выше и выше!

– Вот это проветривание! – выкрикнул червячок Игнатий. – Даже крылышками махать не обязательно!

Он успел как следует закрепиться на своём бывшем гамаке и теперь смотрел вниз. Жёлтые солнышки пижмы стремительно уменьшались, пока не превратились в крошечные искорки, почти неразличимые среди травяного ковра. Ветер поднял пёрышко выше самого высокого из окрестных деревьев, а потом затих. Пёрышко закрутилось в воздухе – и метко залетело куда-то, как мяч в баскетбольную корзину. Во всяком случае, так показалось червячку Игнатию, который ощущал себя частью этого мяча.

Но у баскетбольной корзины нет дна, а здесь оно явно имелось, потому что червячок лежал на нём в обнимку с пёрышком, от которого теперь решил отлепиться. Увы, сам он застрял между двух веточек гнезда – так, что не мог ни выползти, ни расправить свои прозрачные крылышки.

– Надо же, какое совпадение! – произнёс он вслух. – Птичье пёрышко прилетело обратно в птичье гнездо.

– Не обратно, – возразил ему чей-то громкий, но явно детский голос. – Это не воронье перо. А гнездо – воронье.

«Вот занесло!» – подумал червячок. Но вежливо сказал:

– Здравствуйте. Меня зовут червячок Игнатий.

Тут над ним навис большой клюв. И два любопытных глаза. Клюв приоткрылся (червячку стало очень страшно!), и тот же голос произнёс:

– Круто! А я думал, ты просто пища. Ну, а я Марфик. Воронёнок Марфик. Да не дрожи так, я ещё не умею сам глотать. Пока мать не прилетит, можем поболтать.

– А когда прилетит? – поинтересовался червячок Игнатий. – Что будет, когда она вернётся? Честно говоря, я не очень люблю, когда меня принимают за пищу.

– Когда мать вернётся, она тут будет распоряжаться, – вздохнул Марфик. – Она сильная. Знаешь, какой у неё клювище? Долбанёт – не понравится. Даст мне тебя съесть, так придётся слушаться. С ней не поспоришь. Она всегда повторяет: «Кто сильнее, тот правее».

– Глупость какая! – не удержался червячок Игнатий. – Ты тоже так думаешь?

– Мать говорит, мне ещё рано самому думать. Она велит её мысли заучивать. Она же сильнее. Значит, у неё мысли правильные.

Марфик говорил каким-то странным тоном. Непонятно было, согласен он с матерью – или просто рассказывает о ней. Но червячок Игнатий решил в любом случае высказать своё мнение:

– По-моему, всё-таки ум находится не в клюве и не в лапах. Так что сила тут не при чём. И мысли у каждого свои собственные должны быть, а не чужие. Ведь ты свою жизнь живёшь. И если мама тебя любит, разве ей не интересно, что ты САМ думаешь?

– Если любит… – задумчиво повторил Марфик. И тут же спохватился: – Конечно, любит! Она сама говорила. Просто у нас, ворон, очень строгие правила жизни. А про мои мысли зачем ей спрашивать? Если они будут от её мыслей отличаться, у меня перья начнут белеть. Заметно будет. За это могут и из гнезда выкинуть.

Тут над гнездом послышался шум крыльев. Ворона вернулась домой. Она сложила в сторонку принесённую в клюве провизию и оглушительно гаркнула:

– Пррривет, дорррогой!

Осмотревшись, она заметила пёрышко, на котором прилетел червячок Игнатий и возмутилась:

– Непорррядок! Посторрроннее перрро!

Она тут же выбросила его прочь. Правда, пёрышко зацепилось пушинками за торчащую из гнезда ветку, и повисло на ней. Но ворона уже перенесла внимание на червячка Игнатия.

– Прррибавок пррровизии! – радостно приветствовала она его, но Игнатию почему-то не захотелось отвечать на это приветствие.

– Ррразевай рррот! – скомандовала ворона Марфику и схватила червячка Игнатия поперёк тела.

От веточек он теперь был свободен. Но не от вороны.

Воронёнок беспрекословно раскрыл клюв. Хоть и детский, но тоже немаленький.

Но в тот момент, когда мать отпустила червячка, чтобы тот свалился в подставленное горлышко, Марфик дёрнул головой. Случайно? Или, может быть, не совсем? Так или иначе, но предназначенный на корм путешественник упал мимо, на край гнезда. Как раз там, где трепыхалось на ветру его летучее пёрышко.

Обвиться вокруг него и вместе с ним сорваться с ветки – заняло у червячка Игнатия одно мгновение: быстрее, чем расправить крылышки. Некоторое время он парил по ветру на пёрышке, а потом всё-таки раскрыл крылья и полетел сам. Так надёжнее. Пёрышко помчалось куда-то вдаль, а червячок Игнатий вскоре был у себя в норке.

Он думал, как расскажет о своём приключении друзьям на вечернем чаепитии – и очень переживал за воронёнка. Ведь он успел разглядеть на перьях у Марфика несколько белых пятнышек. И догадывался, что это означает.

mybook.ru

Читать онлайн Червячок Игнатий и его друзья. 20 сказочных историй

Что может сделать тот, на кого и внимания особого порою не обращают? Сидеть в своей норке и не высовываться? Червячок Игнатий не такой. Он успевает и поработать, и почитать, и поиграть, и напоить гостей чаем. Кроме того, с ним происходят удивительные приключения, из которых он всегда выходит с честью. А какие у него друзья!.. С червячком Игнатием и его друзьями вы не заскучаете. И даже задумаетесь о каких-то вещах, о которых надо поразмышлять, кто бы ты ни был – червячок, ребёнок или взрослый.

Содержание:

  • Приглашение 1

  • Дрыбыдыр 1

  • Норка насквозь 1

  • Игра в прятки 2

  • Разговор с милиционером 2

  • Сказочный дворец 3

  • Непонятное слово 3

  • Дождевой, земляной, воздушный, солнечный 3

  • Камешки на продажу 4

  • Вертолётное мужество 4

  • Выставка за стеклом 5

  • Живопись 5

  • Сон в банановой шкурке 6

  • Царь-червячок 6

  • Артезианская норка 7

  • Мёд для коврижки 8

  • Откуда берутся крылья 8

  • Борьба с бомбёжкой 9

  • Гномпьютер 9

  • Сражение с привидением 9

  • Пожар 10

Червячок Игнатий и его друзья
20 сказочных историй
Виктор Кротов

На обложке рисунок Анны Власовой.

© Виктор Кротов, 2016

ISBN 978-5-4483-3316-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Приглашение

Червячок Игнатий живёт в такой сказке, где червяков не боятся и даже не называют их "червяками", а только ласково говорят: "червячки", "червячок"… Во всём остальном эта сказка довольно похожа на нашу жизнь. Только чудеса в ней заметнее.

Червячок Игнатий (ему не очень нравится, когда его называют просто "Игнатий", потому что его тогда можно спутать с каким-нибудь человеком) – замечательное существо. Он умный, добрый, работящий (червячки ведь рыхлят нашу землю), много читает и любит общаться с другими живыми существами, даже с людьми.

У него много друзей – и насекомых, и разных прочих. Весёлая божья коровка Пятнашка, строгий жук Дормидонт, изобретательный паук Пафнутий, неторопливая улитка Ульяна, резвые кузнечики Кузя и Смит, старательный муравей Моня… А ещё художник Эдуард, гном Ом, девочка Маша Макеева, и другие девочки, и мальчики, и взрослые… Нет, всех не перечислишь.

Если ты не знаком с червячком Игнатием – заходи в сказку и познакомься с ним. Если знаком – ты с удовольствием встретишься с ним снова. Никто никогда ещё не жалел о встрече с червячком Игнатием.

Виктор Кротов

Дрыбыдыр

Как-то раз червячок Игнатий, лёжа среди цветов и травок, размышлял о людях. "Странно устроен человек, – думал червячок Игнатий. – Червячки все добрые. А люди бывают злыми, бывают вредными. Вон там, на детской площадке, мальчик игрушки у малышей отбирает, песком кидается, даже стукнул кого-то. Червячок ничего такого в жизни не сделает… Просто, наверное, человек очень большой, гораздо больше червячка, вот в нём много всего и помещается".

Увидев, что вредный мальчик с детской площадки идет в его сторону, червячок Игнатий забрался поглубже под лист подорожника и стал думать дальше. "Конечно, человек слишком большой. Когда у меня была маленькая норка, в ней всегда было чисто. А когда я её удлинил чуть ли не до самой Австралии, кое-где я просто не успеваю убираться… Ой-ой-ой!".

Дальше размышлять стало трудно, потому что червячок Игнатий болтался в воздухе. Тот самый мальчик вытащил его из травы, сжал поперёк туловища и теперь нёс неизвестно куда и неизвестно зачем.

Мальчик положил червячка Игнатия в песочницу возле большого замка, построенного из камушков, песка и веток. "Наверное, это кто-то другой построил, – успел подумать червячок Игнатий. – Вряд ли такой разрушительный мальчик мог построить такой дворец".

– Это заколдованный замок, – сказал мальчик червячку Игнатию.– В нём живут маленькие глупые человечки. А ты будешь страшным драконом. Ты будешь поедать этих дурачков, и они будут тебя бояться.

– Нет, – ответил червячок Игнатий. – Я не буду драконом.

– Тогда я тебя раздавлю, – пригрозил мальчик.

– Знаешь что, лучше послушай мою сказку, – предложил червячок Игнатий.

– Ладно, сказку послушаю. А потом ты будешь драконом.

"Ничего подобного!" – подумал про себя червячок Игнатий. И начал свою сказку:

– Жил-был мальчик… Тебя как зовут? – спросил он вредного мальчика.

– Меня зовут Дрыбыдыр, – захохотал мальчик.

– Подумать только! И того мальчика как раз звали Дрыбыдыр. Он был очень вредным мальчиком. Всех обижал, даже самых маленьких. И вот однажды после дождя, когда на прогулку вышло великое множество червячков, Дрыбыдыр придумал себе забаву. Он брал червячка и кидал его на какого-нибудь малыша. Малыш пугался, червячок ушибался, а довольный Дрыбыдыр хихикал.

– Ух, какая отличная игра! – крикнул мальчик, который назвал себя Дрыбыдыром.

Раз он себя так назвал, значит и нам придётся называть его так же. Хотя мама с папой, наверное, назвали его получше.

А червячок Игнатий продолжал свою сказку:

– Но один из червячков, которого Дрыбыдыр схватил и приготовился бросить на крошечную девочку в пышном розовом платьице, крикнул ему: "Перестань сейчас же, а то я пожалуюсь Ромашковому Эльфу!" – "Подумаешь, напугал!" – фыркнул Дрыбыдыр и бросил червячка на розовую девочку. Но червячок извернулся в воздухе и сумел отклониться. Он упал в траву, подполз к ближайшей ромашке и потряс её за стебелёк. Ромашка наклонилась к нему, и червячок что-то прошептал прямо в её жёлтую серединку. И вдруг ромашка превратилась в маленького волшебного мальчика с белыми волосами, торчащими во все стороны. Это был Ромашковый Эльф. Он огляделся и сразу всё понял. Сложив ладоши трубочкой у рта, Ромашковый Эльф подул на Дрыбыдыра. И Дрыбыдыр превратился в колючий куст репейника у дороги. Так он и простоял много дней, пока не перестал цепляться к прохожим. Только тогда Ромашковый Эльф расколдовал его.

Червячок Игнатий закончил свою сказку, а мальчик, назвавший себя Дрыбыдыром, сидел на краю песочницы и молчал. Потом он осторожно взял червячка Игнатия и отнёс его туда, где червячок Игнатий размышлял о людях. Мальчик положил червячка Игнатия в траву и сказал:

– Меня зовут Игорь. Я не Дрыбыдыр.

И он пошёл куда-то по траве, старательно обходя каждую ромашку.

Норка насквозь

Это было зимой, когда у червячков гораздо больше свободного времени. Червячок Игнатий решил вырыть норку, которая прошла бы всю Землю насквозь. Прорыть норку сквозь земляной ком у него получалось быстро. "А если поработать подольше, – думал червячок Игнатий, – можно прорыть норку и сквозь всю Землю. Ведь Земля – это тоже земляной ком, только большой".

Червячок Игнатий работал усердно. Скоро норка у него стала такой длинной, что он не успевал вечером вернуться к себе в спальню. Поэтому червячок Игнатий, захватив с собой несколько необходимых вещей и несколько любимых книг, ночевал в самой глубине норки – там, где он её удлинял дальше.

Ещё он учил английский язык. Ведь он собирался вылезти на другой стороне Земли, в Австралии, где все говорят по-английски.

Червячок Игнатий копал норку и разговаривал сам с собой:

– Когда я кого-нибудь там, в Австралии, встречу, я скажу: "хэллоу". Это же значит "привет". И скажу: "Май нейм из уорм Игнатий". Это значит: "Меня зовут червячок Игнатий". И скажу: "Ай эм йо фрэнд". Это значит: "Я ваш друг". Тут мы и подружимся.

Норка была уже довольно длинной, когда червячок Игнатий почувствовал, что кто-то роет землю ему навстречу. "Вот это удача! – обрадовался червячок Игнатий. – Я рою ход в Австралию, а кто-то роет ход мне навстречу. Наверное, этот кто-то из Австралии. Наши норки соединятся, и получится одна норка насквозь!.."

Он стал работать ещё энергичней.

И вот в его норку вполз другой червячок. Видимо, австралийский. И сказал по-английски:

– Хэллоу! Ай эм йо фрэнд!

"Как хорошо, что я вовремя выучил английский язык, – подумал червячок Игнатий. – Теперь я прекрасно понимаю этого австралийца. Ведь он сказал: привет, я ваш друг. Я и сам хотел так сказать".

Но всё это он подумал про себя. А вслух ему осталось только сказать:

– Хэллоу! Май нейм из уорм Игнатий! Ай эм йо фрэнд.

И замолчал.

"Жалко, – подумал червячок Игнатий, – что я так мало учил английский язык. Даже не знаю, что ещё сказать. Всё забыл. Ладно, пусть он говорит, австралиец. Ведь английский – это же его язык!.."

Но другой червячок тоже молчал. А потом сказал:

– Я почему-то всё по-английски забыл.

И сказал он это не по-английски, а по-русски.

– Значит, вы не австралиец? – удивился червячок Игнатий.

– И вы не австралиец? – ещё больше удивился другой червячок.

Тут им осталось только рассмеяться. Так они и поступили.

dom-knig.com

Все истории о червячке Игнатии и его друзьях. Шесть книг вместе

© Виктор Кротов, 2017

ISBN 978-5-4485-7404-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

На обложке рисунок Анны Власовой

Сто двадцать историй
про червячка Игнатия

Здесь собраны все истории про червячка Игнатия и его друзей – и те, что были изданы в пяти первых книгах, и те, что вошли в последнюю, шестую книгу, опубликованную совсем недавно и пока лишь в электронном виде.

Не знаю, выйдет ли когда-нибудь этот сборник бумажным изданием. Многие издатели морщатся при словах о том, что все эти сказки про червячка и всяких букашек. Они просто не понимают, что червячок Игнатий – это случай особый, вместе со всем своим дружеским окружением.

К счастью у нас с червячком Игнатием немало друзей-читателей, которые познакомились с ним ещё в детстве. Они прекрасно знают, какие интересные чаепития происходят в его норке, какие удивительно приключения с ним случаются и как он готов поделиться с нами всяким новым открытием. Для них-то и собраны все эти истории в одной книге.

Может быть, кто-то из тех, кто в детстве подружился с червячком Игнатием, со временем станет издателем и напечатает эту книгу. Тогда с этим обычным-необычным сказочным героем познакомятся и новые дети. Они будут учиться вместе с ним собирать друзей на чаепития, мечтать, делать открытия, замечать чудеса, которыми наполнена наша жизнь, и встречаться с птичками-мысличками, прилетающими к каждому.

Тогда все мы – бывшие дети, теперешние и будущие – встретимся, даже не зная друг друга, на страницах этой книги, за чашечкой чая на любой вкус.

Ваш друг Виктор Кротов

Книга 1
Червячок Игнатий
и его друзья

Приглашение

Червячок Игнатий живёт в такой сказке, где червяков не боятся и даже не называют их «червяками», а только ласково говорят: «червячки», «червячок»… Во всём остальном эта сказка довольно похожа на нашу жизнь. Только чудеса в ней заметнее.

Червячок Игнатий (ему не очень нравится, когда его называют просто «Игнатий», потому что его тогда можно спутать с каким-нибудь человеком) – замечательное существо. Он умный, добрый, работящий (червячки ведь рыхлят нашу землю), много читает и любит общаться с другими живыми существами, даже с людьми.

У него много друзей – и насекомых, и разных прочих. Весёлая божья коровка Пятнашка, строгий жук Дормидонт, изобретательный паук Пафнутий, неторопливая улитка Ульяна, резвые кузнечики Кузя и Смит, старательный муравей Моня… А ещё художник Эдуард, гном Ом, девочка Маша Макеева, и другие девочки, и мальчики, и взрослые… Нет, всех не перечислишь.

Если ты не знаком с червячком Игнатием – заходи в сказку и познакомься с ним. Если знаком – ты с удовольствием встретишься с ним снова. Никто никогда ещё не жалел о встрече с червячком Игнатием.

Дрыбыдыр

Как-то раз червячок Игнатий, лёжа среди цветов и травок, размышлял о людях. «Странно устроен человек, – думал червячок Игнатий. – Червячки все добрые. А люди бывают злыми, бывают вредными. Вон там, на детской площадке, мальчик игрушки у малышей отбирает, песком кидается, даже стукнул кого-то. Червячок ничего такого в жизни не сделает… Просто, наверное, человек очень большой, гораздо больше червячка, вот в нём много всего и помещается».

Увидев, что вредный мальчик с детской площадки идет в его сторону, червячок Игнатий забрался поглубже под лист подорожника и стал думать дальше. «Конечно, человек слишком большой. Когда у меня была маленькая норка, в ней всегда было чисто. А когда я её удлинил чуть ли не до самой Австралии, кое-где я просто не успеваю убираться… Ой-ой-ой!».

Дальше размышлять стало трудно, потому что червячок Игнатий болтался в воздухе. Тот самый мальчик вытащил его из травы, сжал поперёк туловища и теперь нёс неизвестно куда и неизвестно зачем.

Мальчик положил червячка Игнатия в песочницу возле большого замка, построенного из камушков, песка и веток. «Наверное, это кто-то другой построил, – успел подумать червячок Игнатий. – Вряд ли такой разрушительный мальчик мог построить такой дворец».

– Это заколдованный замок, – сказал мальчик червячку Игнатию.– В нём живут маленькие глупые человечки. А ты будешь страшным драконом. Ты будешь поедать этих дурачков, и они будут тебя бояться.

– Нет, – ответил червячок Игнатий. – Я не буду драконом.

– Тогда я тебя раздавлю, – пригрозил мальчик.

– Знаешь что, лучше послушай мою сказку, – предложил червячок Игнатий.

– Ладно, сказку послушаю. А потом ты будешь драконом.

«Ничего подобного!» – подумал про себя червячок Игнатий. И начал свою сказку:

– Жил-был мальчик… Тебя как зовут? – спросил он вредного мальчика.

– Меня зовут Дрыбыдыр, – захохотал мальчик.

– Подумать только! И того мальчика как раз звали Дрыбыдыр. Он был очень вредным мальчиком. Всех обижал, даже самых маленьких. И вот однажды после дождя, когда на прогулку вышло великое множество червячков, Дрыбыдыр придумал себе забаву. Он брал червячка и кидал его на какого-нибудь малыша. Малыш пугался, червячок ушибался, а довольный Дрыбыдыр хихикал.

– Ух, какая отличная игра! – крикнул мальчик, который назвал себя Дрыбыдыром.

Раз он себя так назвал, значит и нам придётся называть его так же. Хотя мама с папой, наверное, назвали его получше.

А червячок Игнатий продолжал свою сказку:

– Но один из червячков, которого Дрыбыдыр схватил и приготовился бросить на крошечную девочку в пышном розовом платьице, крикнул ему: «Перестань сейчас же, а то я пожалуюсь Ромашковому Эльфу!» – «Подумаешь, напугал!» – фыркнул Дрыбыдыр и бросил червячка на розовую девочку. Но червячок извернулся в воздухе и сумел отклониться. Он упал в траву, подполз к ближайшей ромашке и потряс её за стебелёк. Ромашка наклонилась к нему, и червячок что-то прошептал прямо в её жёлтую серединку. И вдруг ромашка превратилась в маленького волшебного мальчика с белыми волосами, торчащими во все стороны. Это был Ромашковый Эльф. Он огляделся и сразу всё понял. Сложив ладоши трубочкой у рта, Ромашковый Эльф подул на Дрыбыдыра. И Дрыбыдыр превратился в колючий куст репейника у дороги. Так он и простоял много дней, пока не перестал цепляться к прохожим. Только тогда Ромашковый Эльф расколдовал его.

Червячок Игнатий закончил свою сказку, а мальчик, назвавший себя Дрыбыдыром, сидел на краю песочницы и молчал. Потом он осторожно взял червячка Игнатия и отнёс его туда, где червячок Игнатий размышлял о людях. Мальчик положил червячка Игнатия в траву и сказал:

– Меня зовут Игорь. Я не Дрыбыдыр.

И он пошёл куда-то по траве, старательно обходя каждую ромашку.

mybook.ru

Читать книгу Червячок Игнатий и его чаепития. 20 сказочных историй Виктора Кротова : онлайн чтение

Червячок Игнатий и его чаепития
20 сказочных историй
Виктор Кротов

Обложка: рисунок Анны Власовой.

© Виктор Кротов, 2017

ISBN 978-5-4483-3362-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Приглашение на чай

Все ли мы умеем пить чай?

Ну, конечно, просто выпить чашку чая сумеет каждый. А вот умеем ли мы пить чай так, как это делают в норке у червячка Игнатия?

Когда у него за столом собирается компания друзей – божья коровка Пятнашка, жук Дормидонт, паук Пафнутий и многие другие – это не просто питьё чая, а настоящее ЧАЕПИТИЕ. С разговорами обо всяких интересных вещах, об удивительных происшествиях и о приключениях, которые бывают у каждого из нас, хотя мы не всегда умеем их замечать.

Кроме чаепитий, червячок Игнатий успевает рыхлить землю, читать книжки и попадать в те самые приключения, о которых потом хочется поговорить с друзьями за чаем. Что бы с ним ни случалось, он умеет оставаться умным, добрым и вежливым даже с теми, кто этого не очень заслуживает. Может быть, поэтому он умеет замечательно выходить из любого положения, даже самого сложного. И при этом ещё помочь своим друзьям или кому-нибудь из новых знакомых.

В этой книге рассказано про самые разные приключения червячка Игнатия – и про чаепития, на которых обсуждались (или даже происходили) эти приключения.

Так что заходите в гости к червячку Игнатию на чашечку чая.

Виктор Кротов

Пёрышко

Однажды червячок Игнатий, нарыхлившись земли и начитавшись книжек, вылез из норки, чтобы проветриться. И совсем недалеко от норки обнаружил пёрышко. Лёгкое, нежное – и вместе с тем широкое, упругое и прочное.

«Из него получится отличный гамак, – решил червячок. – Давно что-то я не качался в гамаке».

Он привязал пёрышко к двум прочным стеблям пижмы. Потом улёгся на него, и оно немного прогнулось, как положено гамаку. Игнатий раскачивался, любуясь жёлтыми шариками пижмы высоко над собой. Они были похожи на созвездия из маленьких солнышек. Эти созвездия перебегали с места на место, в такт качанию гамака. Перебегали быстрее и быстрее, потому что червячок качался изо всех сил, стараясь улучшить своё проветривание.

Наверное, пёрышко добавляло к раскачиванию и свои упругие силы. А тут ещё подул сильный ветер – и это оказалось чересчур для гамака. Ветер сорвал его, взметнул вверх и понёс всё выше и выше!

– Вот это проветривание! – выкрикнул червячок Игнатий. – Даже крылышками махать не обязательно!

Он успел как следует закрепиться на своём бывшем гамаке и теперь смотрел вниз. Жёлтые солнышки пижмы стремительно уменьшались, пока не превратились в крошечные искорки, почти неразличимые среди травяного ковра. Ветер поднял пёрышко выше самого высокого из окрестных деревьев, а потом затих. Пёрышко закрутилось в воздухе – и метко залетело куда-то, как мяч в баскетбольную корзину. Во всяком случае, так показалось червячку Игнатию, который ощущал себя частью этого мяча.

Но у баскетбольной корзины нет дна, а здесь оно явно имелось, потому что червячок лежал на нём в обнимку с пёрышком, от которого теперь решил отлепиться. Увы, сам он застрял между двух веточек гнезда – так, что не мог ни выползти, ни расправить свои прозрачные крылышки.

– Надо же, какое совпадение! – произнёс он вслух. – Птичье пёрышко прилетело обратно в птичье гнездо.

– Не обратно, – возразил ему чей-то громкий, но явно детский голос. – Это не воронье перо. А гнездо – воронье.

«Вот занесло!» – подумал червячок. Но вежливо сказал:

– Здравствуйте. Меня зовут червячок Игнатий.

Тут над ним навис большой клюв. И два любопытных глаза. Клюв приоткрылся (червячку стало очень страшно!), и тот же голос произнёс:

– Круто! А я думал, ты просто пища. Ну, а я Марфик. Воронёнок Марфик. Да не дрожи так, я ещё не умею сам глотать. Пока мать не прилетит, можем поболтать.

– А когда прилетит? – поинтересовался червячок Игнатий. – Что будет, когда она вернётся? Честно говоря, я не очень люблю, когда меня принимают за пищу.

– Когда мать вернётся, она тут будет распоряжаться, – вздохнул Марфик. – Она сильная. Знаешь, какой у неё клювище? Долбанёт – не понравится. Даст мне тебя съесть, так придётся слушаться. С ней не поспоришь. Она всегда повторяет: «Кто сильнее, тот правее».

– Глупость какая! – не удержался червячок Игнатий. – Ты тоже так думаешь?

– Мать говорит, мне ещё рано самому думать. Она велит её мысли заучивать. Она же сильнее. Значит, у неё мысли правильные.

Марфик говорил каким-то странным тоном. Непонятно было, согласен он с матерью – или просто рассказывает о ней. Но червячок Игнатий решил в любом случае высказать своё мнение:

– По-моему, всё-таки ум находится не в клюве и не в лапах. Так что сила тут не при чём. И мысли у каждого свои собственные должны быть, а не чужие. Ведь ты свою жизнь живёшь. И если мама тебя любит, разве ей не интересно, что ты САМ думаешь?

– Если любит… – задумчиво повторил Марфик. И тут же спохватился: – Конечно, любит! Она сама говорила. Просто у нас, ворон, очень строгие правила жизни. А про мои мысли зачем ей спрашивать? Если они будут от её мыслей отличаться, у меня перья начнут белеть. Заметно будет. За это могут и из гнезда выкинуть.

Тут над гнездом послышался шум крыльев. Ворона вернулась домой. Она сложила в сторонку принесённую в клюве провизию и оглушительно гаркнула:

– Пррривет, дорррогой!

Осмотревшись, она заметила пёрышко, на котором прилетел червячок Игнатий и возмутилась:

– Непорррядок! Посторрроннее перрро!

Она тут же выбросила его прочь. Правда, пёрышко зацепилось пушинками за торчащую из гнезда ветку, и повисло на ней. Но ворона уже перенесла внимание на червячка Игнатия.

– Прррибавок пррровизии! – радостно приветствовала она его, но Игнатию почему-то не захотелось отвечать на это приветствие.

– Ррразевай рррот! – скомандовала ворона Марфику и схватила червячка Игнатия поперёк тела.

От веточек он теперь был свободен. Но не от вороны.

Воронёнок беспрекословно раскрыл клюв. Хоть и детский, но тоже немаленький.

Но в тот момент, когда мать отпустила червячка, чтобы тот свалился в подставленное горлышко, Марфик дёрнул головой. Случайно? Или, может быть, не совсем? Так или иначе, но предназначенный на корм путешественник упал мимо, на край гнезда. Как раз там, где трепыхалось на ветру его летучее пёрышко.

Обвиться вокруг него и вместе с ним сорваться с ветки – заняло у червячка Игнатия одно мгновение: быстрее, чем расправить крылышки. Некоторое время он парил по ветру на пёрышке, а потом всё-таки раскрыл крылья и полетел сам. Так надёжнее. Пёрышко помчалось куда-то вдаль, а червячок Игнатий вскоре был у себя в норке.

Он думал, как расскажет о своём приключении друзьям на вечернем чаепитии – и очень переживал за воронёнка. Ведь он успел разглядеть на перьях у Марфика несколько белых пятнышек. И догадывался, что это означает.

Под землёй и над землёй

Так иногда бывает, что случается то, о чём думаешь. Или что-то похожее.

Червячок Игнатий, мирно дышал свежим воздухом после своих дневных дел, размышляя о прочитанной книге. В ней говорилось о таких милых вещах, как извержение вулканов и землетрясения. Игнатий никогда не сталкивался с этими капризами природы, но на всякий случай начал сочинять для себя правила поведения при каких-нибудь эдаких обстоятельствах.

– Правило первое, – сообщил он сам себе учительским тоном, чтобы лучше запомнилось, – не впадать в панику.

В этот самый момент всё и началось!

Позже, за чаепитием, червячок Игнатий объяснял друзьям, что это было похоже одновременно и на землетрясение, и на извержение. Земля затряслась под ним – и начала извергаться…

Хорошо, что он успел придумать хотя бы первое правило: не впадать в панику. Вот только что такое паника? Что-то вроде страха, когда ничего не соображаешь. Поэтому Игнатий не стал пугаться и продолжал соображать. И вскоре сообразил, что под ним не только земля, но и что-то живое, с лапами и ртом. Для червячка это довольно опасные штуки, их надо беречься. Так что он занял наиболее безопасную позицию.

Это очень удивило владельца лап и рта.

– Что это у меня за шарфик появился? Под землёй его не было… Может, здесь так приветствуют тех, кто наружу высовывается?

– Я не шарфик, – честно признался «шарфик». – Я червячок Игнатий. И рад вас приветствовать здесь. Просто я старался не впадать в панику. Но сейчас я освобожу вас от себя.

И червячок Игнатий взлетел.

Покружившись в воздухе, он убедился, что причиной землеизвержения был просто-напросто вполне симпатичный крот, прорывший ход из-под земли наружу. При этом он выворотил кучу земли, которую называют кротовиной. На шее этого крота червячок и пытался уберечься (без всякой паники) от лап и рта.

Червячок опустился на камень рядом с кротом и продолжил знакомство:

– Пожалуйста, позвольте узнать ваше имя.

– Да я-то Прокоп. Крот Прокопий. Но… Может, мне показалось?.. Вы что, умеете летать, червячок Игнатий?

– Не показалось. Умею, – признался червячок. – У меня крылья есть.

– Да? Что-то я их не вижу.

Червячок Игнатий знал, что кроты не отличаются острым зрением, но не стал даже намекать на это. Просто пояснил:

– Они совсем незаметные. Тонкие и прозрачные. Они у меня чудом появились.

– Да, крылья – это чудо, – сказал крот Прокоп. – Я когда-то дружил с бабочкой, её звали Уя. Ах, какие у неё были крылья! Очень заметные, кстати. Про незаметные крылья я и не слыхивал. Хотя над землёй всякое случается. Но вы-то, червячок Игнатий, как и я, подземный работник. Откуда же у вас крылья?

– Просто я очень-очень сильно попросил о них, вот они и появились, – червячок Игнатий не стал объяснять, Кого он попросил. Ведь и так понятно, что попросил того Единственного, кто способен на чудо. – А потом я понял, что у многих есть невидимые крылья.

– Невидимые? У многих? – заинтересовался крот. – Как это так?

– Ну, вот паук Пафнутий, например, – с удовольствием стал размышлять вслух червячок Игнатий. – Он такие удивительные картины из паутины делает. Наверняка он на каких-то невидимых крыльях куда-то летает и видит там красоту для своих картин. Или божья коровка Пятнашка. Она умеет придумывать замечательные игры и занятия. Тоже ведь откуда-то их приносит. Впрочем, у неё и обычные крылышки есть. Но я ведь о другом говорю…

– Понимаю, – задумчиво произнёс Прокоп. – Бабочка Уя тоже мне всякие необычные вещи рассказывала… Так у вас много друзей с невидимыми крыльями, червячок Игнатий? Вот бы с кем-нибудь из них познакомиться…

– Это можно устроить, – тут же откликнулся червячок. – И очень даже интересно получится…

Когда вечером, за чайным столом, червячок Игнатий рассказал друзьям про свою встречу, жук Дормидонт удивился:

– Почему же ты не пригласил крота Прокопа к нам на чай? По крайней мере голову он мог бы сюда просунуть.

– Конечно! Головы вполне достаточно, чтобы чаю попить и пообщаться со всеми, – поддержал Дормидонта кузнечик Кузя.

– Вот и мы с кротом Прокопом так решили, – улыбнулся червячок Игнатий.

Тут рядом со столом началось небольшое землеизвержение… Когда крот Прокоп высунул голову, она оказалась как раз на уровне стола. В панику никто не впадал, а божья коровка Пятнашка налила новому гостю чашечку чая.

– Кстати, – заявила она, – с землеизвержением можно устроить совершенно необычную игру…

И скоро крот Прокоп понял, что в этой компании не соскучишься. Ему даже показалось, что у него самого появляются маленькие невидимые крылья.

Стремительная стрекозка

Она влетела в норку червячка Игнатия, словно стрела.

Червячок был поражён. Вовсе не тем, что к нему внезапно ворвались, такое время от времени происходило. Его удивило, КАК это у неё получилось. Хотя вход в норку червячок сделал шире, чем нужно ему самому, чтобы могли заходить гости разной величины, но влететь с расправленными крылышками всё-таки было невозможно. Потом, когда они уже хорошо познакомились, Игнатий узнал, что эта бойкая стрекозка умеет, разогнавшись перед узким отверстием, мгновенно сложить крылышки, пролететь насквозь – и тут же расправить крылышки снова. Но сейчас ему оставалось только удивляться.

Комната для чаепитий в норке была довольно просторной, и стрекозка несколько раз прокружила по ней, прежде чем лихо приземлилась и выпалила:

– Здрасьте! Пришлось-ворваться-виновата. Воздушные-контролёры-надоели. Опять-хотели-задержать. Думают-слишком-быстро-летаю.

У входа в норку послышались голоса:

– Ишь, нашла где спрятаться! У червячка Игнатия! Зайдём?

– Да ладно, не стоит. Может, она к нему в гости и торопилась.

– Ну и что?

– Как это, ну и что? Если бы меня к червячку Игнатию на чай пригласили, я бы ещё быстрее помчался!

– Тогда летим дальше. Ох, уж это стрекозка Зоя!..

– Летим-летим…

Голоса умолкли, а стрекозка Зоя возмутилась:

– Быстрее не помчался бы! Ведь они меня не догнали!

– Просто у него не было приглашения на чай, – улыбнулся червячок Игнатий. – Он же сказал: «Если бы меня пригласили»…

– Подумаешь! Я тоже без приглашения, – возразила стрекозка Зоя и тут же спохватилась: – Ой, не хотела беспокоить! Вижу – норка, вот и влетела. Ну всё, спасибо. Их уже нет. Лечу обратно.

– Как, а чашечку чая? – удивился червячок. – Приглашаю, стрекозка Зоя.

– На чай? Чтобы я не зря сюда мчалась? Здорово! То есть спасибо. Я быстренько. Хлоп чашечку чая – и полетела.

– Быстренько не получится, – червячок Игнатий уже накрывал на стол. – Так что можно и не торопиться.

– Почему это не получится? – изумилась стрекозка. – У меня всё быстро получается. Медленно я даже не умею.

– Ну, ведь чай пьют не только для того, чтобы вода внутри была, – червячок подвинул Зое чашечку чая и блюдо со всякими вкусностями. – И кроме БЫСТРО или МЕДЛЕННО есть всякое другое. Можно всё делать – СО ВКУСОМ… Или – КАК СЛЕДУЕТ… Это не быстро и не медленно.

– Со вкусом или как следует – это и значит «быстро», – решительно сказала стрекозка.

– А если кого-то выслушать надо? Пожалеть? Вместе о жизни подумать? Посочувствовать?.. Крикнешь «Сочувствую!» – и тут же улетишь?..

– Да, это смешно было бы, – согласилась Зоя. – И не очень-то хорошо.

– Или рассказать что-нибудь интересное… – продолжал червячок Игнатий, наливая гостье следующую чашку. – Вот я, например, вспомнил историю про быструю лошадь…

– Ладно, всё, никуда не тороплюсь, – Зоя уселась поудобнее и выпила не всю чашку сразу, как сначала, а небольшой глоточек. – Про быструю – это интересно!

– Так вот, на лошадиной ярмарке один торговец кричал: «Подходите, выбирайте! Вот дешёвая лошадь, всего десять монет. А эта стоит сто, зато бежит в десять раз быстрее! Выбирайте, покупайте!..» Подошёл к нему мудрец, который не покупал ничего, просто лошадьми любовался, и говорит: «Стоит ли твоя быстрая лошадь так дорого? Ведь если она побежит не в ту сторону, то будет в десять раз быстрее убегать от нужного места!» Сказал – и пошёл дальше. Почесал торговец в затылке, посоображал – и уменьшил цену на быструю лошадь…

Стрекозка отпила ещё глоток чая, подумала, а потом подскочила с криком:

– Поняла! Поняла!.. Это прямо будто про меня. Бывает, улечу куда-нибудь совсем не туда, а потом себя ругаю: эх, зачем же я так быстро не туда летела! Могла бы и помедленнее!.. А ещё историю?..

Червячок Игнатий знал много необычных историй. Таких необычных, что после каждой хотелось поговорить о чём-то важном. Неторопливо поговорить. Со вкусом. Как следует…

Вот они и говорили. Пока у входа в норку не раздались голоса:

– Слышишь, слизнячок Лямба? Чаепитие уже началось! Я же говорила тебе, что надо было отправиться сюда не пять часов назад, а шесть!

– Да мы вроде вовремя пришли, улитка Ульяна…

– О, это уже наша компания на чаепитие стала собираться, – спохватился червячок Игнатий. – Пора уже стол на всех накрывать.

– Я помогу! – быстро сказала стрекозка. – И не знаю… Если бы можно было… ну, остаться ещё немного…

– Конечно, – кивнул червячок. – Вот уже можно познакомиться с улиткой Ульяной и слизнячком Лямбой… Не беспокойтесь, друзья, вы вовремя пришли! А это стрекозка Зоя… Сейчас остальные подойдут, с ними тоже интересно познакомиться. Если не спешить…

– Я совершенно не спешу! – тут же откликнулась Зоя, которая успела уже расставить на столе все чашки, блюдца и ложки, которые имелись у червячка Игнатия. – Теперь я всё поняла. Спешить надо только в одном направлении – к норке червячка Игнатия.

– Кстати, тоже не обязательно спешить, – заметил слизнячок Лямба. – Можно просто выйти в этом направлении заранее.

Большой и маленький

Стоял прекрасный денёк. Червячок Игнатий играл с друзьями в одну из увлекательных прыгательно-прятательно-догонятельных игр, придуманных божьей коровкой Пятнашкой. И вдруг неподалёку раздался поразительно противный голос:

– Ох, и получит сейчас от меня эта дурацкая ворона! Вот булыжник как раз для неё… У, подлая, увернулась! И улетела. Ничего, ещё попадёшься!..

– Опять этот лысый нахал вышел! – возмущённо загудел жук Дормидонт. – Никогда не знаешь, какую гадость он придумает. Покоя никому не даёт. Здоровенный такой, все его боятся.

– Не лысый, а бритый, – поправила Пятнашка. – Но всё равно придётся другое место для игры выбирать.

Тем временем парень с выбритой головой и в борцовской майке, которая позволяла ему выставить напоказ свои мускулы, заметил мальчугана на качелях.

– Эй, слезай! – приказал он.

– Да я только что сел… – жалобно пропищал мальчик.

– Не понял, да? – парень схватил мальчишку за ухо, стащил с качелей и продолжал выкручивать ему ухо. – Так понятнее? Вставай на колени, проси прощенья!

– Надо что-то делать! – решительно произнёс червячок Игнатий, и друзья встрепенулись.

Сам червячок, шепнув что-то Пятнашке, взлетел в воздух на своих прозрачных крылышках и стал высматривать посадочную площадку. Бритая макушка показалась ему удобным аэродромом…

Тем временем паук Пафнутий стал быстро карабкаться на дерево, которое росло у качелей. Пятнашка крикнула стрекозке Зое:

– Ты быстрее летаешь! Слушай, что надо делать! – и что-то тихо ей объяснила.

После этого Зоя взвилась в воздух и мгновенно исчезла.

А жук Дормидонт громко зажужжал и устремился на хулигана. Как боевой пилот, он пошёл на таран – и ударил парня в лоб изо всей силы!

Лоб оказался крепкий. Отважный пилот (он же и самолёт) от удара потерял всякое сознание и рухнул на землю. К нему тут же подскочила Пятнашка, оттащила подальше, к стволу дерева, и стала приводить в чувство.

Парень даже не пошатнулся, но от неожиданности и удивления выпустил мальчика. Тот, не мешкая, улепетнул куда подальше.

– Ах ты, жучина несчастный! – взревел парень и стал топать по земле ногами. – Раздавлю!..

– Не надо так злиться, – посоветовал червячок Игнатий, который уже перебрался на хулиганское плечо. – От этого и самому хуже, и всем остальным.

– А это ещё что за разговаривающая козявка? – скосил глаза здоровяк.

– Не козявка, а червячок. Червячок Игнатий. Не надо больше безобразий, пожалуйста. Мы тоже здесь живём – и не хотим этого.

– Вы? – изумился парень. – Ты? Да что ты можешь против меня, червячишка? Сейчас от тебя, от вас всех мокрого места не останется!.. Это ещё что за ерунда?..

На его лицо налипла густая паутина, спущенная с ветки дерева пауком Пафнутием. Но большущей пятернёй парень собрал с лица паутину и вдруг проявил изобретательность, которой от него не ожидали. Этой же ладонью он схватил червячка Игнатия и вместе с паутинным комком бросил себе под ноги. Червячок пытался выбраться из паутины, чтобы взлететь, но времени на это не хватало. Над ним нависла подошва кроссовки, которая неторопливо опускалась (парень хотел растянуть удовольствие), становясь тем больше, чем ближе.

И вдруг – странное дело! – продолжая медленно опускаться, подошва стала стремительно уменьшаться. Вместе с кроссовкой и её хозяином. Когда парень топнул по земле, он уже был крошечным паренёчком, в несколько раз меньше червячка Игнатия. Лилипутик стоял неподалёку от собравшихся вместе друзей и ошалело оглядывался, не в силах понять, что же случилось.

Игнатий, с помощью подоспевшего автора паутины, наконец освободился от неё.

– Что же нам делать с этим молодым человеком? – озабоченно сказал он. – В норку на чаепитие мне приглашать его совершенно не хочется. Но ведь любой воробей его склюёт. Или муравьи к себе утащат. Уж очень он маленький…

Тут лилипутик в борцовской маечке (правда, разглядеть его мускулы теперь было трудно) бухнулся на коленки и пронзительно завопил тонким голоском:

– О, великий змей! Это… Пощади меня, спаси от воробьёв и муравьёв! Я, ну… Буду тебе служить. Выполню всё, что прикажешь!..

Но червячок Игнатий отполз в сторону и тихо спросил у стрекозки Зои:

– На сколько времени Уменьшительная фея его заколдовала?

– У нас всего несколько минут, – сказала стрекозка.

– Тогда пусть каждый скажет нашему малышу всё, что хочет, – предложил Игнатий.

Первой подскочила к лилипутику божья коровка Пятнашка.

– Только попробуй когда-нибудь помешать кому-нибудь играть или радоваться жизни! – выпалила она. – Станешь меньше самого маленького из моих пятнышек.

– Если посмеешь разрушить то, что сделал другой, – придвинулся к паренёчку паук Пафнутий, помахивая паутинной плёткой, – попадёшься ко мне в паутину.

– Нет, нет, ни за что… – бормотал человечек, пытаясь спрятаться в свою маечку.

– Не смей обижать маленьких! – строго добавила стрекозка Зоя. – А то…

– Подождите, что вы всё о плохом?.. – вмешался червячок Игнатий и обратился к микропареньку, у которого, кажется, даже стали пробиваться волосы на голове – чтобы встать дыбом. – Ведь вы ещё такой молодой. Постарайтесь заслужить, чтобы вас приличные люди захотели пригласить к себе на чай, и всё будет в порядке…

Но тут червячка оттеснил очухавшийся наконец жук Дормидонт. Он навис над лилипутиком, шевеля усами и двигая челюстями:

– Если! – рявкнул он. – Ещё раз! Ты!..

Говорить дальше было ни к чему. От ужаса человечек упал в обморок.

Друзья отползли подальше и наблюдали, как лежащий без сознания парень вскоре вернулся к своим прежним размерам. Потом он вздрогнул, сел, поморгал глазами – и вдруг вскочил. Боязливо оглядываясь, он вприпрыжку добежал до своего подъезда и исчез за дверью.

Больше проблем с ним не было.

iknigi.net

Червячок Игнатий и его открытия. 20 сказочных историй

© Виктор Кротов, 2016

ISBN 978-5-4483-3355-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Обложка: рисунок Анны Власовой.

Об открытиях

Червячка Игнатия узнали многие – после того, как тысячи людей: детей и взрослых, прочли первую книгу о нём. Оказалось, что истории про червячка Игнатия многим помогают жить, потому что он весёлый и неутомимый, изобретательный и задумчивый. Замечательное открытие – обнаружить, что можно быть маленьким и слабым, но при этом уметь постоять за себя и помочь другим.

У червячка Игнатия много друзей – и не обо всех ещё говорилось в первой книге. Так что здесь, во второй книге, мы встретимся с теми, кто нам уже знаком, а вдобавок узнаем и про новых друзей червячка Игнатия. Мы уже читали про божью коровку Пятнашку, про жука Дормидонта, про паука Пафнутия. А теперь прочтём и про малька Булька, и про кузнечиков Кузю и Смита, и про муравья Моню, и про гриба Глеба. И каждая из новых встреч наверняка будет связана с какими-то приключениями и открытиями.

Ведь одно из главных свойств червячка Игнатия – думать о жизни, дружить с ней и каждый раз открывать в ней какие-то новые особенности. Может быть, нам самим тоже стоит заняться этим интересным делом? А сначала попробовать вместе с ним: с находчивым и неунывающим червячком Игнатием.

Виктор Кротов

Настройка настроения

Все друзья червячка Игнатия знали, что у него очень хороший характер. Но ему самому было известно и кое-что другое.

Однажды червячок Игнатий проснулся в удивительно плохом настроении, которое ему совершенно не понравилось. Подумал-подумал червячок Игнатий – и решил полетать в небе. «Зря, что ли, у меня когда-то крылышки появились?» – проворчал он. Выбрался из норки, повздыхал, что не моросит какой-нибудь приятный дождичек, и взлетел.

Там, в небе, он встретился с весёлым облачком – словно слепленным из пушистой белой ваты. Но вблизи оно оказалось вовсе не ватным, а полупрозрачным. В нём клубились туманные вихри, маленькие и безобидные, как новорожденные котята. От их щекочущей возни облачко похихикивало, но продолжало безмятежно кататься на лёгком ветерке, который с удовольствием подхватил за компанию и червячка Игнатия.

– Здравствуйте, облачко, – поздоровался червячок Игнатий. – Как вам удалось обзавестись таким хорошим настроением? Впрочем, наверное, вы и не знаете, что можно чувствовать себя так отвратительно, что всё на свете тебя только огорчает ещё больше. Вот я сейчас смотрю на вас – и даже ваше чудесное хихиканье меня раздражает, потому что… Нет, даже не знаю почему.

– Ха-ха-ха! – расхохоталось облачко. – Вы думаете, я всегда в таком настроении? Вот уж нет. Я ведь и мрачным бываю.

– Неужели? – засомневался червячок Игнатий.

– Ого-го каким мрачным! – подтвердило облачко. – Во мне начинают бушевать всякие завихрения, и я становлюсь тёмной тучкой. Честно говоря, даже чёрной тучищей. Сверкаю на всех молниями, рявкаю громом, а потом рыдаю дождём. Даже вспоминать страшно…

– А как же вам удаётся с этим справиться? Вы сейчас выглядите так безобидно и беззаботно!..

Облачко прямо засветилось от удовольствия:

– Да, у меня есть свой секрет. Всё дело в том, чтобы подставить себя солнышку. Оно меня просушивает, отбеливает, наполняет радостью и превращает обратно из тучки в облачко. В такое вот безобидное и беззаботное. Кстати, прощаюсь с вами, потому что меня уносит в другую сторону. И я очень радо, что встретилось с вами именно в таком виде.

Червячок Игнатий едва успел крикнуть «спасибо» и «до-свиданья», как их общий ветерок разделился на два разных, и эти ветерки направились каждый своим путём.

Глянув на солнышко, червячок Игнатий проговорил с некоторой завистью:

– Вот у кого, значит, всегда хорошее настроение. Конечно, светишься себе и светишься. Никаких проблем.

– Как это: никаких проблем? – вдруг откликнулось солнышко. – А солнечные пятна, каждое из которых больше всей вашей планеты?.. А магнитные бури, от которых нехорошо даже тем, кто от меня за миллионы километров?.. Можно представить, какое у меня самого при этом самочувствие и настроение!..

Смущённый тем, что с ним разговаривает само солнышко, червячок Игнатий всё-таки не удержался от того, чтобы спросить:

– И что же с этим настроением делать? Облачку можно на солнышко надеяться. А солнышку на кого?

– Всем нам есть на Кого надеяться, – уверенно сказало солнышко. – Хотя каждый и сам за собой следить должен. За пятнами своими, за бурями…

Тут червячок Игнатий спохватился, что ветерок, который так заботливо нёс его по небу, стал каким-то порывистым и холодным. «Ну вот, и у ветерка ещё настроение портится», – подумал червячок и замахал изо всех сил крылышками, стараясь вернуться в норку. К счастью, ему это вскоре удалось. Не очень-то приятно было бы наблюдать, как плохое настроение превращает ветерок в бурю, ураган или смерч.

У себя в норке червячок Игнатий попросил Того, на Кого можно надеяться, помочь ему управиться с плохим настроением. Но и сам тоже принялся за дело. За настройку настроения. Сварил свою любимую овсяную кашу. Выпил чашку любимого сладкого чая. И принялся читать любимую книжку про Льва, колдунью и платяной шкаф.

А потом у его норки раздались голоса:

– Скорее, скорее, червячок Игнатий, играть выходи! – звала божья коровка Пятнашка.

– Да-да, если уж играть, то, разумеется, вместе с червячком Игнатием, – солидно подтверждал жук Дормидонт.

– Конечно, с ним веселее, – соглашался паук Пафнутий. – Если только он не отправился землю рыхлить.

Червячок Игнатий не заставил себя ждать и скоро оказался среди своих друзей. Весёлый и жизнерадостный.

– Эх, чем ты мне особенно нравишься, червячок Игнатий, – заявила божья коровка Пятнашка, когда он со всеми перездоровался, – это тем, что у тебя всегда хорошее настроение!..

mybook.ru

Читать онлайн "Червячок Игнатий и его друзья. 20 сказочных историй" автора Кротов Виктор - RuLit

– Где же ты столько строительных материалов раздобыл? – поинтересовался практичный жук Дормидонт. – Из-под земли достал, что ли?

– Да нет, это же всё вокруг валяется, – почему-то стал оправдываться червячок Игнатий. – Просто когда валяется – кажется мусором, а соединишь вместе – получается красота.

– Ну ладно, – хмыкнул жук Дормидонт. – И в самом деле неплохо. Я был бы тоже не прочь здесь пожить.

– Вот и живи. Места много!

– Да нет, не могу же я родителей оставить…

– Так приводи их сюда тоже.

Подбежал к дворцу и паук Пафнутий. Выяснилось, что под крышей дворца найдётся место для его паутины. А в башенках могут поселиться все его родственники.

Кто только ни приходил к червячку Игнатию, прослышав про сказочный дворец! И каждому он отыскивал там место. Как же иначе. Ведь всем хочется хоть немного пожить в сказке.

Поздно вечером червячок Игнатий попробовал найти во дворце место и для себя. Но дворец был полон, как сто теремков. Жуки и муравьи, пауки и многоножки, червячки и гусеницы, мотыльки и бабочки, слизнячки и улитки… – невозможно было даже всех приметить, столько во дворце было всяких закоулков. Одни уже спали, другие пировали, болтали, играли и веселились…

Червячок Игнатий выполз из дворца и отправился к себе в норку. Там было тихо, спокойно и уютно. И скоро он уже спал на своём прежнем месте сказочно крепким сном.

Непонятное слово

В один прекрасный день, когда червячок Игнатий отдыхал у своей норки, мимо прошли два бородатых человека. Один другому сказал:

– Каждому нужна философия.

Другой ответил:

– Да, философия – это очень важно.

«Интересно, – подумал червячок Игнатий, – что такое философия? Каждому нужна, а я про неё и не знаю. Что-то важное, а я её и не видал никогда».

Но люди уже ушли, и червячок Игнатий отправился спрашивать про философию своих друзей.

Паук Пафнутий сидел в центре своей паутины – так красиво сплетённой, что червячок Игнатий, как всегда, ею залюбовался. Потом вспомнил, зачем пришёл, и спросил:

– Паук Пафнутий, нет ли у тебя случайно философии? Может, дашь немножко – попробовать, что это такое?

– Вспомнить надо, – говорит паук Пафнутий.

Думал-думал, потом сказал:

– Вспомнил. Философия – это от чего задумчивость находит. Это когда сидят и думают о жизни. Лучше всего посреди красивой паутины. Хочешь, пущу посидеть на моём месте?

– Спасибо, ты настоящий друг, – сказал червячок Игнатий. – Но мне хочется и других поспрашивать. И на паутину твою мне больше нравится со стороны любоваться.

Жук Дормидонт лепил земляные шарики и на вопрос червячка Игнатия ответил, не останавливая работу:

– Знаю, знаю, что такое философия. Мне знакомый муравей говорил про неё. У них в муравейнике она есть. Общая, на всех одна. Наверно, большущая, они её из муравейника и вытащить не могут. Но он мне по дружбе сказал. И я тебе по дружбе скажу. Философия – это когда знаешь, что делать.

– А муравей не отковырял тебе кусочек – попробовать?

– Вот ещё! – фыркнул жук Дормидонт. – Зачем мне муравьиная философия! У меня своих дел по горло. Может, у меня внутри где-нибудь жучиная философия прячется? Снаружи я смотрел – не заметно.

– Я тоже думаю, что у тебя внутри её хватает, – согласился червячок Игнатий. – Уж ты-то всегда знаешь, что делать.

– Знаю, знаю! – прожужжал жук Дормидонт так громко, что червячок Игнатий понял, что больше отвлекать его от работы не стоит.

Возвращаясь к своей норке, червячок Игнатий встретил божью коровку Пятнашку. Сначала он не собирался у неё спрашивать про философию. А потом всё-таки спросил:

– Ты что-нибудь знаешь про философию, божья коровка Пятнашка? Про неё говорят, что это важно и каждому нужно.

– Такого смешного слова я ещё не слышала! – засмеялась Пятнашка. – Но оне всё понятно.

– Да ну? – удивился червячок Игнатий. – Как же понятно, если ты и слова такого не знаешь?

– Теперь знаю! – откликнулась Пятнашка. – Раз это важно и каждому нужно, значит философия – это радость. Ничего нет важнее и нужнее!

Тут её позвали пролетающие мимо подружки. Она весело взвилась в воздух и улетела с ними.

А червячок Игнатий задумался, лёжа у входа в свою норку. Закапал чудесный летний дождичек, и думать стало особенно приятно.

«Как-нибудь я смастерю себе свою философию, – размышлял он. – Из думанья, деланья и радованья. И в ней обязательно будет летний дождичек. И уж, конечно, в ней будут все мои друзья».

www.rulit.me

Читать книгу Червячок Игнатий и его мечты. 20 сказочных историй Виктора Кротова : онлайн чтение

Червячок Игнатий и его мечты
20 сказочных историй
Виктор Кротов

© Виктор Кротов, 2016

ISBN 978-5-4483-3361-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Обложка: рисунок Анны Власовой

Про мечтательную жизнь

Никто не знает уже, сколько друзей у червячка Игнатия. Ведь это не только те, кто живёт с ним рядом, в сказках о нём. Читатели этих сказок тоже становятся его друзьями. Сказочная особенность червячка Игнатия – не какая-нибудь волшебная палочка, а удивительный, волшебный характер. Характер, который помогает никогда не унывать самому и подбадривать тех, кому трудно. А ещё этот задумчивый червячок старается найти во всём, что происходит, самое главное. И жизнь сразу становится интереснее. Даже его мечтания удивительным образом сбываются.

Наши мечты часто похожи на воздушные шарики. Яркие и забавные, они развлекают нас, пока не сдуются или не лопнут. Но если мечтать усердно, как червячок Игнатий, мечта может стать воздушным шаром, который поднимает и несёт тебя далеко-далеко. Многим людям удалось совершить выдающиеся дела, потому что уже в самом начале жизни они умели мечтать.

Книга про мечты червячка Игнатия – это третья книга о нём. Автор очень благодарен всем, кто прислал свои отклики на эти книги, свои картинки к сказкам и даже пластилинового Игнатия в стеклянной норке-бутылочке. Буду мечтать о новых весточках от новых и старых друзей червячка Игнатия, читающих эти сказки.

Виктор Кротов

Мечтать по-настоящему

Червячок Игнатий много чем успевал позаниматься за день. Он рыхлил землю. Ведь он знал, что без его рыхления на земле ничего не вырастет. Он читал книги. Ведь читая, знакомишься с удивительными существами, живущими на книжных страницах. И узнаёшь кучу всего интересного, что прячется в книжке, как вкусная начинка в пирожке.

Ещё червячок Игнатий играл с друзьями и собирал их к себе в норку пить чай. Ещё гулял, размышляя о жизни. Ещё попадал в разнообразные приключения, которые лучше книжных, потому что они твои собственные. И ему всегда удавалось выходить из очередной истории с каким-нибудь полезным открытием.

Но вот с одним делом у него постоянно возникали трудности.

Он любил помечтать по-настоящему.

По-настоящему – это вечерком, перед сном, когда лежишь в кровати и думаешь, чего бы тебе в жизни хотелось. Очень, очень приятное занятие. То, о чём думаешь, потом вполне может присниться. Может даже сбыться – на следующий день или чуть попозже. Когда воображаешь что-нибудь, оно уже как будто начинается. А ведь ты ничего для этого не делаешь! Просто лежишь и представляешь что хочешь… Или это значит – уже что-то делаешь?..

Но червячок Игнатий, назанимавшись всеми своими дневными делами, так быстро засыпал, что не успевал даже придумать, о чём бы помечтать перед сном.

Чего только он ни изобретал, чтобы дать себе помечтать!

Например, насыпал в постель семечки, чтобы они кололись и мешали засыпать слишком быстро. И что? Засыпал с такой же скоростью! Зато утром приходилось отлеплять впечатавшиеся в тело семечки, как будто он за ночь превратился в подсолнух. Но к этому червячок Игнатий вовсе не стремился.

Пробовал включать музыку или песни. Стал засыпать вдвое быстрее! Когда утром просыпался, музыканты играли уже из последних сил, а певцы еле выговаривали слова охрипшими голосами. Ещё бы, стараться всю ночь напролёт – и без всякого результата.

Изобрёл даже специальную тормошилку. Устройство, которое несколько раз в минуту толкало его под бок. Но мало того, что червячок Игнатий и с толканием заснул скорее некуда, так во сне он ещё дал своей тормошилке сдачи! С таким возмущением её двинул, что механизм рассыпался на все свои составные части.

В конце концов червячок Игнатий решил мечтать утром.

– Когда проснусь, не встану, а буду лежать и мечтать! – сказал он сам себе достаточно громко, чтобы запомнить это до утра.

И запомнил. Поначалу было странно оставаться утром в постели. Но ведь он сам так решил. Поэтому честно начал мечтать. Оказывается, он так долго этим не занимался, что мечты набросились на него со всех сторон.

Стал думать о путешествиях в самые разные места Земли. Но ведь у нашей Земли столько разных мест – и они закружились перед ним бесконечным хороводом!

А приключения! – их за один день может произойти несколько штук, уж это червячок Игнатий знал точно. Сколько же приключений придёт на ум, если помечтать на неделю вперёд?.. Или на месяц?.. Или на год?..

Попробовал представить себе новых замечательных знакомых и друзей – и скоро их стало столько, что червячок Игнатий перестал различать себя среди них.

«Лучше помечтаю о встрече со старыми приятелями, – подумал он. – Как я играю с ними. Или разговариваю о чём-нибудь увлекательном…» Но хороших знакомых у него оказалось тоже немало, и весёлых игр, и всяких тем для разговоров.

Ну, а новые книги, которые ему хотелось бы прочитать, вставали на воображаемые полки воображаемого шкафа одна за одной, десяток за десятком, сотня за сотней. И каждая была такой… такой… что нужно было немедленно вскочить и раскрыть именно её, вот эту самую книжку!..

И вдруг червячок Игнатий спохватился и крикнул вслух сам себе:

– Караул!.. Ни одна мечта не исполнится, если я буду валяться! А их так много! Надо же им помочь сбываться!..

Тут же он соскочил с постели, умылся, сделал зарядку – и вскоре уже был на улице.

– Червячок Игнатий! – радостно завопила божья коровка Пятнашка, которая как раз подлетела к его норке. – Ты уже проснулся? Давай поиграем!.. Только не говори, что будешь землю рыхлить, у тебя ещё рабочий день не настал.

– Привет, Пятнашка! – отозвался червячок. – Как я мечтал увидеть тебя! И ещё много кого. И в разные игры поиграть. И…

Но прежде чем он сказал «порыхлить землю», Пятнашка уже тащила его за собой – туда, где их общие друзья собрались большой компанией, чтобы затеять новую, совершенно необычную игру.

Путешествие в космос

– Ха-ха-ха! – от громкого хохота жука Доридонта на столе приплясывали чашки.

Это он услышал, что червячок Игнатий хочет отправиться в космос.

– Зря смеёшься, Дормидонт, – обиделась за друга божья коровка Пятнашка. – Ведь когда червячок Игнатий ОЧЕНЬ захотел летать, у него ведь появились крылышки? Появились! Почему бы ему и в космос не слетать?

– Что за ерунда! – воскликнул жук. – В небо и я могу. Только не очень-то мне нужно. А для космических путешествий необходимы КАПИТАЛОВЛОЖЕНИЯ!

– Не знаю ни про какие твои ЛОЖНЫЕ ВЫРАЖЕНИЯ, – фыркнула Пятнашка. – Лучше чай допью, пока ты его своим дурацким смехом не выплескал.

– Это он про деньги говорит, – объяснил паук Пафнутий. – Но ведь не всё от денег зависит. Для самых главных вещей нужно совсем другое…

Он задумался и тоже стал на всякий случай прихлёбывать чай, не дожидаясь от жука Дормидонта нового приступа смеха.

Червячок Игнатий помалкивал. Ничего, он сам разберётся со своим путешествием в космос.

С тех пор жук Дормидонт каждый раз при встрече ехидно спрашивал:

– Ну как, побывал? – и тыкал лапкой куда-то вверх.

Впрочем, червячок Игнатий относился к этому добродушно и терпеливо отшучивался – всякий раз по-новому.

А потом так сложилось, что некоторое время друзья не собирались за чаем в норке червячка Игнатия. Первой спохватилась божья коровка Пятнашка.

– Эхх – червячок – ухх – Игнатий – ахх… – произнесла она однажды, стараясь отдышаться после ураганной игры в «салки-стоялки», которую ещё называют «колдунчики». – Давно ты – ихх – то есть нас, на чаепитие – фухх – не приглашал… Может, пора уже?..

– Приглашаю! – быстро ответил червячок Игнатий. – Как раз хотел об этом сказать. Только не сегодня, а завтра. Хорошо?

– Договорились, – кивнула Пятнашка. – А сегодня ещё поиграем!

Когда на следующий день все стали собираться в норке червячка Игнатия, каждый замирал на пороге от удивления. На стенах висели космические фотографии! Лунные и марсианские пейзажи, хвостатые кометы, солнечная буря, кольца Сатурна…

Едва разлили по чашкам чай, как червячок Игнатий начал рассказывать. О том, что на Луне тоже бывают солнечные затмения. Что у Марса две своих луны, только называются они по-другому. Что есть планеты, где всё кипит, а на других всё навсегда замёрзло. Что встречаются в космосе совсем маленькие планетки, похожие на большие валуны, и называются они «астероиды». И о многом другом рассказывал червячок Игнатий, пока не решил дать гостям передохнуть.

– Мне кажется, ты и в самом деле побывал в космосе, – вымолвил наконец изумлённый паук Пафнутий. – Но КОГДА? Ведь мы встречались почти каждый день.

– Ну, в космосе время идёт по-другому… – загадочно произнёс червячок Игнатий.

Жук Дормидонт был растерян. Он сидел и бурчал про себя:

– Да, вроде бы… Но ведь не может быть… Как же так…

– А вот это ты видел? – торжествующе толкнула его в бок божья коровка Пятнашка.

Жук глянул туда, куда она показывала. В дальнем углу норки виднелась овальная дверь из листика ольхи, на которой было написано:

«ДОМАШНИЙ КОСМОДРОМ»

Ошеломлённый Дормидонт замер. Но тут же завопил так, что те, кто не допил чай, пожалели об этом:

– Не может быть! Потрясающе! Не верю! Здорово! Покажите мне ЭТО!

Он вскочил из-за стола и ринулся к ольховой двери с такой силой, что пробил её насквозь! (Долгое время после этого все, кто приходил в норку, с уважением разглядывали лист с очертаниями фигуры жука Дормидонта.)

И растерянно остановился.

Маленькая комнатка, действительно, напоминала кабину космического корабля. Но по стенкам вместо электронных устройств тянулись полки с книгами. Впереди стояло кресло, перед которым на столике виднелся не пульт управления, а толстая книга, сверкающая названием: «Космическая энциклопедия».

– Да, – сказал червячок Игнатий, незаметно оказавшийся рядом с жуком Дормидонтом, – вот моя ракета для космических путешествий. И фотографии тоже из этих книг. Я так рад, что всё это узнал и увидел.

– Ну, вообще-то, и я рад, червячок Игнатий, – произнёс, смущённо покашляв, жук Дормидонт. – Ты ведь и нам так интересно рассказал. Как бы дал увидеть. Так что, значит, спасибо тебе. И это… Если можно, считай меня членом своего космического экипажа.

– А нас?! – возмутилась божья коровка Пятнашка.

– Мы на прошлом чаепитии при старте присутствовали, – добавил паук Пафнутий.

– Да я думаю, моя ракета вмещает не меньше друзей, чем моя норка, – улыбнулся червячок Игнатий. – Так что нальём ещё по чашечке и продолжим путешествие.

И все отправились выполнять приказ капитана.

Золотой Бульк

Среди друзей червячка Игнатия был один такой, который никогда – представляете, НИКОГДА – не бывал у него в норке на чаепитии. Но червячок Игнатий этого своего друга очень любил и с удовольствием навещал его сам. Дело в том, что малёк Бульк жил в пруду, в парке Дружбы. Как же было с ним не дружить?

Правда, мальков в парко-дружеском пруду было много, а дружил червячок Игнатий именно с Бульком и считал его выдающимся мальком. То ли потому, что так и было, то ли потому, что дружил с ним. Но ведь и то и другое неплохо, правда?

И вот однажды на закате червячок Игнатий заметил, что малёк Бульк отливает золотистым цветом. Конечно, если оглядеться по сторонам, можно было заметить, что всё вокруг стало хоть немного золотистым, но червячок Игнатий разговаривал с мальком Бульком и обратил внимание именно на него.

– Послушай, – сказал он Бульку. – Я всегда замечал, что ты какой-то особенный, а теперь вижу, в чём дело. Может быть, ты уже стал золотой рыбкой? И умеешь исполнять желания?..

– Ну, не знаю… – задумчиво произнёс малёк. – Наверное, единственный способ проверить – чтобы ты загадал желание. А я торжественно прикажу этому желанию сбыться. Если получится, можно считать меня золотой рыбкой.

– Хорошая мысль, – подтвердил червячок Игнатий. – Сейчас желание придумаю. Ну, например… Ты шоколад любишь?

– Ещё бы! – расплылся в улыбке малёк Бульк. – Нас иногда и этим угощают. Не так часто, как хотелось бы, но всё-таки бывает.

– И я люблю. Может, пожелать, чтобы всё в мире было шоколадным? Не жизнь будет, а сплошное удовольствие. Только представь себе!

– Сейчас представлю, – согласился малёк. – Вот это дерево на берегу будет шоколадным…

И дерево – в воображении друзей – сразу пошоколаднело: и ствол, и ветки, и листья… Шоколадная трава, шоколадный асфальт на дорожках, шоколадные камушки на берегу…

– Стой! – вдруг забеспокоился червячок Игнатий. – Не исполняй это желание. Ведь и вода тоже… Ты хочешь плавать в какао?

– Нет, конечно, – спохватился Бульк. – Да ведь и ты, думаю, не собираешься всю жизнь шоколад рыхлить?

– Ой, что мы чуть ни наделали, – огорчился червячок Игнатий. – Надо другое желание придумать… Сейчас… Сейчас… Придумал! Чтобы здесь собрались все-все мои друзья. Тогда я тебя со всеми перезнакомлю, а их с тобой.

– О, здорово! Кое с кем я и так знаком, но многих знаю только по твоим рассказам.

– Вот и познакомишься. С пчёлкой Жанной, бражником Сластёной, пауком Пафнутием и его паучатами Чаком и Чикой. С художником Эдуардом, Степаном Полиграфовичем, с Ксюшей и её родителями, и с братом Антоном, и с Машей Макеевой…

Малёк Бульк смотрел на увлёкшегося червячка Игнатия с каким-то странным выражением. И червячок стал представлять себе всё расширяющуюся толпу на зелёном бережке. А среди этой толпы мечется застенчивый гном Ом!.. А кто-нибудь, того и гляди, совершенно случайно наступит на слизнячка Лямбу или улитку Ульяну!.. Тем более, что тут же перебирает копытами кобыла Висла!.. А паук Пафнутий с паучатами дрожат, завидев богомола Быстроглота!.. А гриб Глеб, оторванный от своей грибницы, лежит беспомощно на земле и засыхает, так что ему совершенно не до знакомства с мальком Бульком!..

– Нет!.. – крикнул червячок Игнатий.

Он немного помолчал, приходя в себя после страшной картины, а потом произнёс:

– Извини, малёк Бульк. Лучше я тебя не со всеми сразу буду знакомить, а когда с кем получится… Вообще, если как следует поразмышлять, всё не так уж плохо устроено. Даже хорошо устроено… Вот какое у меня теперь желание – оставить всё как есть, ладно?.. А я и так буду считать тебя золотой рыбкой, без исполнения всяких фантазий.

– Почему же без исполнения? – усмехнулся Бульк. – Уж ЭТО твоё желание – оставить всё как есть – я точно выполню. А золотой рыбкой быть не хочу. Опасно. Назагадывают желаний – пойди разберись, что стоит – бабах! – выполнить, а что не стоит. Так весь мир волшебными бабахами перековеркать можно.

Они оба огляделись вокруг. Золотистый свет уже погас, но вокруг всё равно было удивительно хорошо.

– Спасибо тебе, червячок Игнатий, – сказал малёк. – Последнее желание ты придумал просто чудесное.

Разговор о Разговоре

В этот день божья коровка Пятнашка выглядела очень загадочно.

– У меня сюрприз! – сообщила она червячку Игнатию, как только увидела его. – Но какой – не скажу… Но покажу… Но не сейчас… Но сегодня…

– Ой, я в твоих «но» запутался. Лучше скажи прямо, где и когда я должен быть.

– Ну, на закате. Ну, на берегу бухты. «Ну» тебе больше нравится, чем «но»?..

На закате, на берегу бухты, на крутом зелёном склоне, Пятнашка показала червячку Игнатию замечательные качельки, сделанные какими-то насекомыми умельцами из палочек, травинок и листиков.

– В это время качели свободны, – пояснила она. – И нам разрешили качаться сколько угодно. К тому же волейболистов уже нет на пляже, можно не бояться, что мяч сюда залетит. Покачаемся сколько угодно?

Конечно, червячок Игнатий согласился.

Качельки оказались что надо! Похожие на лодочку, которая раскачивалась легко и отчаянно. Друзья по очереди взлетали почти в небо, аж дух захватывало. Но это не мешало им разговаривать. Может, это самый лучший разговор – когда дух захватывает.

– Знаешь, божья коровка Пятнашка, – признался червячок Игнатий, – я бы очень хотел хоть раз поговорить с Тем, Кто меня создал.

– Хоть раз? – переспросила Пятнашка.

– Ну да. Очень хотелось бы спросить, каким я должен быть на самом деле.

– А что тут такого сложного? – не поняла божья коровка. – Я каждый день с Ним разговариваю.

– Что?! – червячок от изумления чуть не выпал из лодочки, но вовремя уцепился за её края. – Каждый день?

– И не один раз, – подтвердила Пятнашка. – Утром говорю: привет! что сегодня делать будем? Вечером – спасибо за хороший денёк. Да и днём есть о чём поговорить.

– Обожди, обожди, – червячок Игнатий был очень взволнован. – Это ведь ты говоришь. А Он тебе отвечает?

– Ещё бы! – воскликнула Пятнашка, взлетая в небо на своём конце лодочки. – Иногда погодой отвечает. Вон, погляди, как Он радуется, что мы об этом разговариваем.

Да, небо над бухтой было каким-то особенным. Три облачка вверху горели розоватым светом. Внизу, на малиновом фоне, тянулись уступами синие с фиолетовым облачные горы. А всё остальное пространство было покрыто разноцветными завихрениями. Качельки летали туда-сюда, и небесные узоры казались фильмом о тайнах космической жизни.

Червячок Игнатий помолчал, вглядываясь в этот фильм, а потом произнёс:

– Да…

Ещё немного помолчал и спросил:

– А ещё как Он с тобой разговаривает?

– Ты так спрашиваешь, червячок Игнатий, будто сам не знаешь, – смутилась Пятнашка. – По-разному. Ух!.. – Это её нос лодочки устремился вверх.

Подождав своей очереди взлетать, червячок Игнатий выпалил:

– И словами говорит?

– Ну, словами было бы скучно, – тут же ответила Пятнашка. – В словах запутаться легко. Он всем, что в жизни происходит, отвечает. Друзьями, например.

– Друзьями? – переспросил червячок, словно примеривая этот ответ к себе. – А что, может быть…

– Не сомневайся! – засмеялась божья коровка. – Знаешь, сколько интересного Он мне тобой рассказал!..

– Значит, что получается? – червячок Игнатий стал раскачивать качели ещё сильнее. – Я хотел с Ним поговорить, а Он мне тобой ответил!..

– Угу, – подтвердила довольная Пятнашка. – Я ведь божья коровка, правда? Ой, что ты делаешь?!..

Качельки раскачались до того, что сделали полный оборот! Но друзья не испугались. Им почему-то стало совсем весело и свободно.

Когда они покачались сколько угодно, закат уже почти догорел. Но исчезнувшее за горизонтом солнце ещё подсвечивало некоторые облака, и они отражались в бухте, и плыли по ней, как сказочные кораблики, везущие гонцов откуда-то и куда-то…

Заботливая норка

Надо же! Такое поразительное происшествие случилось самым обычным образом.

Как обычно, в норке червячка Игнатия собрались его друзья. Как обычно, они пили чай. Как обычно, шла беседа – то об этом, то о том.

Кузнечик Смит рассказывал, что у них, в иностранной загранице, уже есть особые умные дома, которые заботятся о хозяевах. Умный дом умеет разбудить каждого из своих жильцов тогда, когда нужно. Он сам убирается, сам готовит еду, выбирая твои любимые блюда, и когда входишь с улицы, сразу чувствуешь аппетитный запах. Умный дом следит за температурой и включает для тебя музыку, которая как раз подходит к твоему настроению…

– Всё, всё думать компьютеры, – объяснял Смит. – Они советоваться один об другой. Они включать разные устройства. Червячок Игнатий, я хочешь привезти тебе такой оборудование. Подарить. Пусть у тебя будет умный норка!..

– А сейчас она, наверное, глупая? – насмешливо спросил кто-то.

За столом наступила полная тишина.

Дело в том, что этот кто-то был совершенно никому не знаком. Кроме того, ещё минуту назад его не было. А теперь он (или оно?) сидел (или сидело?) на свободном месте, и даже чашки с чаем перед ним не было. Да и выглядело оно странно. Слегка мерцало и просвечивало.

– Привидение! – хором закричали паучата Чак и Чика.

Тут же они оказались на потолке и там забились в какие-то слишком маленькие для них щёлочки.

– Привидений не бывает, – мрачно сообщил жук Дормидонт, с трудом подавив желание залезть под стол.

– Кажется, я догадываюсь, кто это, – неуверенно улыбаясь, произнёс червячок Игнатий.

– Раз догадываешься, надо угостить гостя чаем, – божья коровка Пятнашка уже протягивала чашку.

– Как раз я-то здесь и не гость, – сообщило мерцающее «оно».

– Верно, – подтвердил червячок Игнатий. – Это же моя Норка. Ну… вернее… её душа… Так, что ли?

– Так, так, – подтвердила Норка и отпила глоточек чая. – Простите, что напугала. Просто захотелось хоть раз с вами чая попить. Тем более, разговор такой интересный. И меня касается.

– Очень хорошо, что ты в нашей компании очутилась, – видно было, что червячок и в самом деле доволен. – Кстати, я бы не стал тебя компьютерными штуками оборудовать. Ты для меня самая лучшая норка в мире.

– И для меня тоже, – вдруг присоединился паук Пафнутий, к которому прижались Чак и Чика, уже спустившиеся с потолка. – Не говорю о своей Паутине, но из норок ты для меня точно самая привлекательная. Здесь всегда уютно.

– Что есть «уютно»? – заинтересовался кузнечик Смит. – Я забыть этот слов. Умный дом – там нет автомат-устройства для «уютно».

– Уютно – значит и тебе хорошо, и каждому, кто приходит, – объяснила Норка. – Никакого тут автомат-устройства не сделаешь. Всё по-другому. Червячок Игнатий обо мне заботится, и о каждом госте, и о каждой вещи. Вот и я забочусь – о нём, и о каждом госте, и о каждой вещи.

– Вот именно, – подтвердил жук Дормидонт, радуясь, что оказался прав и разговаривает не с привидением, а с обычной душой норки червячка Игнатия. – Если вещи разбрасывать где попало, никакие компьютерные автоматы в них не разберутся.

– Одного порядка мало, – вздохнул муравей Моня. – У нас в муравейнике всегда всё на местах, а по-настоящему мне хорошо, когда я сюда прихожу.

– Я это чувствую, – кивнула Норка. – Я вообще все переживания чувствую. Ведь от них моё настроение зависит. А от моего настроения – ваше… Так всё переплетено…

Тут каждому нашлось, что сказать хорошего о Норке, с которой все давно были знакомы. Даже кузнечик Смит наконец разобрался в значении непонятного слова и признался:

– Заботливый норка лучше умный дом. Я здесь… как это… уютный. В нашей загранице тоже есть, где уютно. И тоже без автоматов. Ты, Норка, прав… Вау, где ты?..

Только сейчас все заметили, что место Норки снова опустело. Но теперь все знали, что она здесь, рядом, и чувствует настроение каждого из них, и отвечает своим настроением.

iknigi.net

Читать книгу Червячок Игнатий и его открытия. 20 сказочных историй Виктора Кротова : онлайн чтение

Червячок Игнатий и его открытия
20 сказочных историй
Виктор Кротов

Обложка: рисунок Анны Власовой.

© Виктор Кротов, 2017

ISBN 978-5-4483-3355-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Об открытиях

Червячка Игнатия узнали многие – после того, как тысячи людей: детей и взрослых, прочли первую книгу о нём. Оказалось, что истории про червячка Игнатия многим помогают жить, потому что он весёлый и неутомимый, изобретательный и задумчивый. Замечательное открытие – обнаружить, что можно быть маленьким и слабым, но при этом уметь постоять за себя и помочь другим.

У червячка Игнатия много друзей – и не обо всех ещё говорилось в первой книге. Так что здесь, во второй книге, мы встретимся с теми, кто нам уже знаком, а вдобавок узнаем и про новых друзей червячка Игнатия. Мы уже читали про божью коровку Пятнашку, про жука Дормидонта, про паука Пафнутия. А теперь прочтём и про малька Булька, и про кузнечиков Кузю и Смита, и про муравья Моню, и про гриба Глеба. И каждая из новых встреч наверняка будет связана с какими-то приключениями и открытиями.

Ведь одно из главных свойств червячка Игнатия – думать о жизни, дружить с ней и каждый раз открывать в ней какие-то новые особенности. Может быть, нам самим тоже стоит заняться этим интересным делом? А сначала попробовать вместе с ним: с находчивым и неунывающим червячком Игнатием.

Виктор Кротов

Настройка настроения

Все друзья червячка Игнатия знали, что у него очень хороший характер. Но ему самому было известно и кое-что другое.

Однажды червячок Игнатий проснулся в удивительно плохом настроении, которое ему совершенно не понравилось. Подумал-подумал червячок Игнатий – и решил полетать в небе. «Зря, что ли, у меня когда-то крылышки появились?» – проворчал он. Выбрался из норки, повздыхал, что не моросит какой-нибудь приятный дождичек, и взлетел.

Там, в небе, он встретился с весёлым облачком – словно слепленным из пушистой белой ваты. Но вблизи оно оказалось вовсе не ватным, а полупрозрачным. В нём клубились туманные вихри, маленькие и безобидные, как новорожденные котята. От их щекочущей возни облачко похихикивало, но продолжало безмятежно кататься на лёгком ветерке, который с удовольствием подхватил за компанию и червячка Игнатия.

– Здравствуйте, облачко, – поздоровался червячок Игнатий. – Как вам удалось обзавестись таким хорошим настроением? Впрочем, наверное, вы и не знаете, что можно чувствовать себя так отвратительно, что всё на свете тебя только огорчает ещё больше. Вот я сейчас смотрю на вас – и даже ваше чудесное хихиканье меня раздражает, потому что… Нет, даже не знаю почему.

– Ха-ха-ха! – расхохоталось облачко. – Вы думаете, я всегда в таком настроении? Вот уж нет. Я ведь и мрачным бываю.

– Неужели? – засомневался червячок Игнатий.

– Ого-го каким мрачным! – подтвердило облачко. – Во мне начинают бушевать всякие завихрения, и я становлюсь тёмной тучкой. Честно говоря, даже чёрной тучищей. Сверкаю на всех молниями, рявкаю громом, а потом рыдаю дождём. Даже вспоминать страшно…

– А как же вам удаётся с этим справиться? Вы сейчас выглядите так безобидно и беззаботно!..

Облачко прямо засветилось от удовольствия:

– Да, у меня есть свой секрет. Всё дело в том, чтобы подставить себя солнышку. Оно меня просушивает, отбеливает, наполняет радостью и превращает обратно из тучки в облачко. В такое вот безобидное и беззаботное. Кстати, прощаюсь с вами, потому что меня уносит в другую сторону. И я очень радо, что встретилось с вами именно в таком виде.

Червячок Игнатий едва успел крикнуть «спасибо» и «до-свиданья», как их общий ветерок разделился на два разных, и эти ветерки направились каждый своим путём.

Глянув на солнышко, червячок Игнатий проговорил с некоторой завистью:

– Вот у кого, значит, всегда хорошее настроение. Конечно, светишься себе и светишься. Никаких проблем.

– Как это: никаких проблем? – вдруг откликнулось солнышко. – А солнечные пятна, каждое из которых больше всей вашей планеты?.. А магнитные бури, от которых нехорошо даже тем, кто от меня за миллионы километров?.. Можно представить, какое у меня самого при этом самочувствие и настроение!..

Смущённый тем, что с ним разговаривает само солнышко, червячок Игнатий всё-таки не удержался от того, чтобы спросить:

– И что же с этим настроением делать? Облачку можно на солнышко надеяться. А солнышку на кого?

– Всем нам есть на Кого надеяться, – уверенно сказало солнышко. – Хотя каждый и сам за собой следить должен. За пятнами своими, за бурями…

Тут червячок Игнатий спохватился, что ветерок, который так заботливо нёс его по небу, стал каким-то порывистым и холодным. «Ну вот, и у ветерка ещё настроение портится», – подумал червячок и замахал изо всех сил крылышками, стараясь вернуться в норку. К счастью, ему это вскоре удалось. Не очень-то приятно было бы наблюдать, как плохое настроение превращает ветерок в бурю, ураган или смерч.

У себя в норке червячок Игнатий попросил Того, на Кого можно надеяться, помочь ему управиться с плохим настроением. Но и сам тоже принялся за дело. За настройку настроения. Сварил свою любимую овсяную кашу. Выпил чашку любимого сладкого чая. И принялся читать любимую книжку про Льва, колдунью и платяной шкаф.

А потом у его норки раздались голоса:

– Скорее, скорее, червячок Игнатий, играть выходи! – звала божья коровка Пятнашка.

– Да-да, если уж играть, то, разумеется, вместе с червячком Игнатием, – солидно подтверждал жук Дормидонт.

– Конечно, с ним веселее, – соглашался паук Пафнутий. – Если только он не отправился землю рыхлить.

Червячок Игнатий не заставил себя ждать и скоро оказался среди своих друзей. Весёлый и жизнерадостный.

– Эх, чем ты мне особенно нравишься, червячок Игнатий, – заявила божья коровка Пятнашка, когда он со всеми перездоровался, – это тем, что у тебя всегда хорошее настроение!..

Паутина по-научному

Жук Дормидонт однажды забежал к червячку Игнатию выпить с ним чашечку чая. Сидят они, пьют чай, а жук говорит:

– Ты столько всего умеешь, червячок Игнатий. И землю рыхлишь, и книжки читаешь, и во всякой другой культурной жизни разбираешься. Знаешь, я тоже хочу чему-нибудь новому научиться. Какому-нибудь мастерству. Например, паутину плести. Ты не попросишь паука Пафнутия со мной этим делом позаниматься?

– Могу, конечно, попросить, – отвечает червячок. – Только почему ты сам не скажешь ему? Ты ведь не хуже меня знаком с пауком Пафнутием.

– К моей просьбе он несерьёзно отнесётся, я знаю, – проворчал жук Дормидонт. – Подумает, что я просто развлечься хочу. А я хочу не как-нибудь учиться, а по-научному.

– Как это, по-научному? – заинтересовался червячок Игнатий.

– Это значит во всём подробно разобраться. Чтобы я точно знал, что и как делать надо. Как паутина устроена, какие узлы бывают, каким способом плетение происходит, ну и всякое такое. Мне нужен основательный подход, научный. Такой уж у меня характер. Значит, не я сам должен просить паука Пафнутия, а кто-то другой. Для солидности.

– Это ты меня солидным считаешь? – червячок Игнатий так развеселился, что в эту минуту и в самом деле никто не назвал бы его солидным. – Ну, ладно, ладно. Пойдём договариваться.

– Прямо сейчас? – удивился жук Дормидонт.

– Конечно. «Сейчас» – это самое лучшее время, чтобы делать то, на что решился.

– Здравствуй, паук Пафнутий, – стараясь быть солидным, сказал червячок Игнатий. – Я хочу тебе сообщить, если не знаешь, что твоё паутинное искусство очень ценится всеми вокруг. К тебе даже просятся в ученики. И не кто-нибудь, а сам жук Дормидонт. Надеюсь, ты не откажешься поделиться с ним секретами своего мастерства?

Паук Пафнутий замер от неожиданности. То ли он был поражён тем, что у него хотят научиться его любимому искусству, то ли тем, что учеником хочет быть жук Дормидонт, но он смог выдавить из себя только одно слово:

– Когда?..

– Сейчас! – хором ответили жук Дормидонт и червячок Игнатий.

А жук Дормидонт добавил:

– «Сейчас» – это самое лучшее время, чтобы делать то, на что решился.

«Вот как возникают крылатые выражения, – с гордостью подумал червячок Игнатий. – Это когда твою фразу начинают повторять как великое изречение. Правда, я и сам её где-то вычитал…»

Тем временем паук Пафнутий помолчал, подумал, а потом кивнул головой. Почему бы не поучить другого тому, что тебе самому так нравится делать?

Червячок Игнатий не хотел им мешать и отправился пока прогуляться неподалёку. Хотя ему было интересно, как жук Дормидонт будет заниматься по-научному, но он не хотел мешать ни учителю, ни ученику.

Он глубоко задумался о крылатых выражениях и о том, на каких таких крыльях они перелетают от одного к другому, как вдруг его внимание привлекли голоса паука Пафнутия и жука Дормидонта, которые становились всё громче.

«Что-то у них не так, – понял червячок Игнатий. – Надо туда наведаться».

Что-то и в самом деле было не так. Большая красивая паутина, которую паук Пафнутий выплетал много дней, вся перекосилась. Пафнутий в панике пытался закрепить то один её край, то другой, а жук Дормидонт, весь облепленный обрывками паутинок, пытался развязать хитроумно завязанный узел. Несколько узлов ему, видимо, уже удалось развязать. «А может быть, разорвать?» – озабоченно подумал червячок Игнатий. Этим и объяснялось плачевное состояние кружевной паутины.

– Червячок Игнатий! – горестно воскрикнул расстроенный паук. – Пожалуйста, уйми поскорее моего любознательного ученика. Он хочет всё разобрать на части!

– Червячок Игнатий! – возмущённо зашумел в ответ жук Дормидонт. – Пожалуйста, объясни моему уважаемому учителю, чтобы он не мешал мне заниматься по-научному. Я же должен во всём РАЗОБРАТЬСЯ! А как же можно это сделать, если не РАЗОБРАТЬ то, что тебе показывают?

– Ну куда же это годится? – паук Пафнутий чуть не плакал. – Я показываю ему, как СПЛЕТАТЬ паутину по-художественному, а он вместо этого только и знает, что РАСПЛЕТАЕТ мою работу!

– Зачем же мне по-художественному? – удивлялся жук Дормидонт. – Я же не художник. Мне нужно по-научному. По-научному во всём можно разобраться.

– Ты так и меня, чего доброго, начнёшь разбирать! – возмущался паук Пафнутий. – Не зря ведь уже начал расспрашивать, как мой организм паутину вырабатывает.

Много сил приложил червячок Игнатий, чтобы успокоить друзей. Он посоветовал им пока не пытаться продолжать занятия и хотел зазвать обоих к себе в норку попить чаю. Но паук Пафнутий сказал, что никуда не уйдёт, пока хоть как-нибудь не отремонтирует повреждённую паутину.

Так и получилось, что червячок Игнатий и жук Дормидонт снова сидели за чаем вдвоём. Червячок Игнатий всё старался объяснить жуку Дормидонту, что учителю виднее, как передавать ученику своё искусство, и что вовсе не обязательно всё разбирать на части, чтобы понять, как оно устроено. Но жук Дормидонт был погружён в свои мысли.

И только собравшись уходить, жук почесал в затылке и промолвил:

– Да, не с паутины надо было начинать, а с паука Пафнутия. Как же он всё-таки устроен, с научной точки зрения?..

«Жука Дормидонта с его научным подходом не исправишь, – размышлял червячок Игнатий после того, как жук ушёл. – Но ведь вовсе не ко всему нужно относиться по-научному. Пойду-ка я к пауку Пафнутию, скажу, чтобы не унывал. У него обязательно появятся ученики, которые будут учиться по-художественному. И тоже станут прекрасными мастерами паутинного плетения».

Муравей Моня в гостях и дома

Как-то раз на одном из чаепитий у червячка Игнатия, появился новый гость.

– Это муравей Моня, – представил его друзьям червячок Игнатий. – Вы встречали его, может быть, среди других муравьёв. Но в гости удалось зазвать его только сейчас.

– Можно налить вам чашечку чая, муравей Моня? – тут же заботливо спросила божья коровка Пятнашка.

– Нет, нет, спасибо, – тут же отказался муравей. – Мы у нас в муравейнике не пьём чая.

– Так здесь же не муравейник, – сообщил жук Дормидонт и строго оглядел присутствующих, проверяя, все ли с ним согласны. – Где же и пить чай, как не в норке червячка Игнатия?

– Понимаете, – муравей Моня замялся, не зная, как лучше объяснить. – У нас в муравейнике свои законы. И в каждом из муравьёв эти законы живут с самого дня рождения. Так уж мы устроены…

– Такие законы, которые внутри живут, называются инстинктами, – пояснил червячок Игнатий. – В том-то и сложность была, чтобы муравья Моню в гости пригласить одного, а не всем муравейником, верно?

– Верно, верно, – засмеялся муравей. – Но я всё-таки решился. Столько слышал про чаепития в норке червячка Игнатия!.. Здесь и в самом деле очень интересно. Книг столько! Картинки повсюду висят!.. У нас в муравейнике никогда такой разнообразный народ не собирается.

Паук Пафнутий кивнул, соглашаясь. Сказать он ничего не мог, потому что допивал одну чашечку чая, пододвигал к себе вторую и наливал третью, чтобы пока остывала. Лапок ему хватало.

Чашечку чая муравью всё равно налили.

– У нас тут тоже свои законы, – сказал слизнячок Лямба, – Как же без чая? Пусть он хотя бы просто рядом стоит.

Потом улитка Ульяна уверяла, что муравей Моня, заслушавшись всяких забавных историй, всё-таки отхлебнул чайку, и даже с удовольствием. Наверное, его инстинкты тоже заслушались и не заметили этого. Но когда после чая все выбрались наружу поиграть в прятки, муравей снова вспомнил про муравейник.

– Нет, я играть не буду. Мы в муравейнике в прятки не играем.

– А во что вы играете? – с любопытством спросила божья коровка Пятнашка.

– Ни во что не играем.

– ВООБЩЕ?!.. – у Пятнашки от изумления не только округлились глаза, но даже, кажется, расширились пятнышки на спинке.

– Вообще не играем. Мы работаем.

– Значит, в работу играете! – сделала вывод божья коровка. – А у нас сейчас намечена такая весёлая работа: игра в прятки. Будешь с нами работать?

– Б-б-буду, – кивнул муравей, совсем сбитый с толку.

Надо сказать, играл он очень трудолюбиво. Прятался изобретательно, других искал с необычайным проворством, и божья коровка Пятнашка в конце концов его очень зауважала.

– Ты же первый раз в жизни играешь, – с сочувствием вздохнула она. И тут же воскликнула: – Какие способности! Жалко, что игра не входит в ваши муравьиные законы…

Муравей Моня, который прямо приплясывал от восторга, обдумал эти слова и покачал головой:

– Если бы игра входила в наши законы, мы играли бы всё время. И весь наш муравейник развалился бы. Но здесь, с вами, я с удовольствием ещё раз поиграю.

И они поиграли ещё раз, ещё и ещё…

* * *

А на следующий день червячок Игнатий неожиданно встретился с муравьём Моней совсем в другой обстановке.

Осваивая новый подземный маршрут, червячок оказался в каком-то узком коридоре. Другие коридоры ответвлялись от него то вправо, то влево, то вверх, то вниз. На каждом ответвлении были укреплены кусочки светящихся гнилушек, напоминавшие фонари на городских перекрёстках.

«Должно быть, это муравейник, – подумал червячок Игнатий, задумчиво двигаясь по коридорной улице. – Как бы охрана на меня не набросилась».

И как нарочно, тут же из бокового коридора появился муравьиный дозорный отряд.

– Первый взвод заходи справа! Второй взвод заходи слева! – скомандовал начальник отряда, а сам подскочил вплотную к червячку Игнатию и угрожающе зашевелил усами.

– Добрый день, – сказал червячок Игнатий. – Не беспокойтесь. Я к вам попал совершенно случайно и никаких хлопот не причиню. Меня зовут червячок Игнатий.

– Червячок, жучок, паучок, какая разница! – рявкнул муравей-командир. – Закон один: захватить, обездвижить и засушить. Первый взвод, второй взвод, приступайте!

Червячок огляделся. Справа и слева к нему подступали бравые стражники, полные желания захватить, обездвижить и засушить. Таков закон муравейника. Но червячок Игнатий не испытывал ни малейшего желания быть захваченным, обездвиженным и засушенным.

И вдруг – о, радость: в одном из муравьёв он узнал своего хорошего знакомого! Это был муравей Моня.

– Здравствуйте, муравей Моня, – улыбнулся ему червячок Игнатий. – Как хорошо, что у меня тут оказался знакомый. А то могли бы возникнуть неприятности. Скажите скорее своему руководству, что вы меня знаете и что у меня нет никаких враждебных намерений.

– Нет! Нет! – затряс усиками муравей Моня. – У нас тут, в муравейнике, не может быть никаких знакомств с теми, кто к нам вторгается. Закон один: захватить, обездвижить и засушить. Никто из нас не может его нарушить. Пока вы здесь, червячок Игнатий, наш долг – нападать на вас.

«Кажется, он намекает мне, что лучше бы мне здесь не оставаться, – догадался червячок Игнатий. – Вот только как бы мне успеть спастись?»

Главный муравей был очень доволен своим солдатом.

– Молодец, Моня! – одобрил он его преданность закону. – Так и надо отвечать тем, кто вторгся на нашу территорию, пытаясь притвориться знакомым и безобидным. Молодец!

– Рад служить своему муравейнику и его великим законам жизни до последнего муравьиного вздоха… – начал муравей Моня отвечать на похвалу начальства по всей форме, как было установлено одним из законов муравейника.

Все охранники, включая командира, застыли по стойке «смирно», закатив глаза вверх. Так было положено стоять на протяжении всего ответа на похвалу начальства. И тут червячок Игнатий понял, что у него появилась возможность спастись. Незаметно он стал углубляться в пол коридора.

Закон муравейника предусматривал несколько разных форм ответа на похвалу начальства. Муравей Моня почему-то выбрал самый полный, самый длинный из этих вариантов, хотя вполне мог ограничиться и коротким.

– …И какие бы опасности ни грозили моему муравейнику, я всегда готов к новым и новым подвигам во славу его! – наконец закончил муравей Моня свою речь в ответ на похвалу начальства и перевёл дух.

Все стражники тоже глубоко вздохнули, как будто мысленно повторяли про себя всё сказанное, и только тогда заметили, что кое-что изменилось.

Их пленник, обречённый на задержание, обездвижение и засушивание, исчез. Даже дырка в полу на том месте, где он только что находился, была заботливо заткнута изнутри камушком, расшатать который ни у кого не получилось. Впрочем, по закону муравейника вовсе не обязательно было его расшатывать. Поскольку задерживать было некого, следовало продолжать обход охраняемой территории.

– Первый взвод за мной! – скомандовал командир. – Второй взвод за мной! В продолжение обхода шагом марш!..

* * *

– Наконец-то муравей Моня к нам снова пришёл! – радовался несколько дней спустя червячок Игнатий, когда все рассаживались за столом для чаепития. – Он ведь меня спас недавно. Сейчас расскажу вам эту историю.

Но муравей чувствовал себя смущённым.

– Простите меня, червячок Игнатий, – сказал он. – Мне хотелось бы вести себя гораздо гостеприимнее. Но законы муравейника…

– Да всё в порядке, муравей Моня, – червячок Игнатий протянул гостю чашечку чая. – Я же всё понимаю. И к тому же вы сюда пришли совсем другим. Все инстинкты ведь в муравейнике остались, так ведь?

Муравей Моня кивнул и с удовольствием отхлебнул глоточек чая.

Незаметный всадник

Однажды червячок Игнатий, нарыхлившись земли и начитавшись книжек, отправился на прогулку. Ему захотелось побывать где-нибудь подальше. Он взмахнул своими прозрачными крылышками, которые ему когда-то подарил Тот, Кто слышит все наши просьбы, и взлетел в небо. И через некоторое время опустился на далёком лугу, где ещё ни разу не бывал. Здесь зелёным морем волновалась трава, а посреди неё, как одинокий корабль, паслась лошадь.

Конечно, червячок приземлился подальше от неё. Не из страха, а так, на всякий случай, чтобы его случайно не приняли за часть зелёного моря. Ведь лошадь усердно щипала траву и могла прихватить вместе с нею незаметного червячка до того, как они познакомятся.

Погода была очаровательная, и, погрузившись в свои мысли, червячок Игнатий, видимо, слегка задремал. Он понял это лишь тогда, когда услышал совсем рядом с собой громкий хруст травы. Очень аппетитный хруст – для того, кто хрустел. И очень тревожный для самого червячка Игнатия.

Не успел он прийти в себя от неожиданности, как прямо рядом с ним оказались огромные мягкие губы, усердно захватывающие траву. Губы были вполне приятные, но за ними виднелись здоровенные ЗУБЫ, и червячку Игнатию показалось, что нельзя терять времени.

– Добрый день! – прокричал он изо всех сил, чтобы его слова были услышаны среди хруста.

Зубы и губы замерли. Из громадных ноздрей видневшихся над ними и похожих на две живые пещеры, вырвалось горячее дыхание. Червячок Игнатий поглядел ещё выше и увидел два невероятно больших глаза, с любопытством уставившихся на него.

– Здравствуйте, – произнесла лошадь, стараясь говорить как можно тише.

Хорошо, что она позаботилась об этом. Ведь даже это тихое слово чуть не сдуло червячка Игнатия с его места, как маленькая морская буря. Но червячок вовремя зацепился покрепче за травинку и теперь был уверен, что может продолжать беседу. Но раз он может беседовать, значит зубы ему больше не грозят. Вряд ли разумное существо будет одновременно поддерживать разговор и жевать собеседника. А взгляд, устремлённый на него, был полон разума и интереса.

– Меня зовут… – начал было червячок Игнатий, но лошадь вдруг кивнула головой.

– Мне кажется, я знаю, как вас зовут, – мягко сказала она. – Ведь вы червячок Игнатий, не правда ли? А моё имя – Висла.

Червячок был ошарашен.

– Откуда же вы узнали?.. Или догадались?..

– Да мы, знаете ли, у себя на конюшне не только овёс жуём, – улыбнулась Висла. – У нас там есть очень даже образованный народ. Около моего денника… Ну, денник – это как у человека комната, а у червячка норка… В общем совсем рядом со мной одна девушка своему младшему брату читала книжку, пока они дожидались занятия. Про замечательного говорящего червячка Игнатия, которому всё интересно и у которого крылья выросли. Вот я имя и запомнила. А вы не хотите, червячок Игнатий, научиться верхом ездить? Я сейчас как раз свободна. Могла бы научить. Думаю, у вас получилось бы.

– У меня? Но ведь я такой небольшой!.. И потом вы без седла…

– Так седло как раз и нужно для больших и неуклюжих. Для тех, кто думает, что лошадью управлять можно только тогда, когда повод дёргаешь или в бок каблуком стучишь. Хороший всадник и понятливая лошадь могут и без всего этого понимать друг друга.

– Ну, тогда… – волнуясь, произнёс червячок Игнатий. – Мне было бы, конечно, очень интересно попробовать. Я столько читал про всадников…

– Тогда взлетайте мне на спину и устраивайтесь поудобнее. Лучше всего там, где грива у спины заканчивается. Чтобы можно было за неё ухватиться. Не бойтесь, больно мне не будет. Даже когда взрослый человеческий новичок цепляется, чтобы усидеть, и то не больно. Мы, лошади, крепкие существа. А насчёт управления вот как договоримся. Если вы направо захотите повернуть, то слева от гривы меня похлопайте. Если налево – то наоборот, похлопайте справа. Если надо быстрее поскакать, то справа и слева сразу. Если потише или остановиться, то просто справа и слева нажмите, не хлопая. Вот и всё. Моё дело – к этим сигналам прислушиваться и выполнять их.

Червячок Игнатий закрепился понадёжнее, свернув петелькой самую нижнюю прядь волос на гриве и свесив кончики тела справа и слева. Потом набрался духу – и похлопал Вислу с обеих сторон.

Лошадь пошла шагом. Раз-два-три-четыре – ступали её копыта. Раз-два-три-четыре. Червячок почувствовал, как оживилось её горячее тело, как заходили мышцы под лоснящейся шкурой. И тут он уже точно ощутил себя на корабле, медленно выходящем в море.

Он похлопал ещё раз. Висла пошла быстрее. Похлопал ещё – и вдруг она побежала. Вот это да! И топот у неё изменился. Раз-два, раз-два…

– Этот бег называется «рысь», – сообщила Висла на бегу, ничуть не задыхаясь.

А что если похлопать снова? Побежала быстрее! А ещё?..

И вдруг бег изменился. Он превратился почти в полёт. Ноги ударяли теперь опять по-другому: раз-два-три, раз-два-три… И среди этих «раз-два-три» червячок Игнатий ощущал, что они с Вислой на самом деле ЛЕТЯТ над землёй!

– Это уже галоп! – крикнула Висла. – Молодец, червячок Игнатий. Галоп я особенно люблю.

Да, первым не выдержал такого бега сам червячок Игнатий. Тело лошади ходило под ним ходуном. Земля неслась навстречу так, что всё внутри обмирало. И он подал знак притормозить.

Висла перешла с галопа на рысь. Ещё помедленнее? Она пошла шагом.

Теперь червячок Игнатий мог позволить себе попробовать управлять по-другому. Он похлопал лошадь слева, и она послушно стала заворачивать вправо.

«А что если так и хлопать слева?» – подумал червячок Игнатий.

Висла стала ходить по кругу.

– Такой круг называется «вольт направо», – пояснила она.

Теперь червячок Игнатий чувствовал себя настоящим всадником. Вольт направо, вольт налево, Шаг, рысь, галоп – у них с Вислой получалось всё!..

– Гляди-ка, что Висла выделывает, – сказал один конюх другому, глядя на луг. – И пасётся далеко от остальных лошадей, и всегда что-то своё выдумает. Настоящее занятие верховой ездой.

– Вот только всадника что-то не видно, – откликнулся второй. – Просто у неё воображение разыгралось.

– А может быть, на ней какой-нибудь совсем незаметный всадник? – улыбнулся первый. – Ладно, пошли овёс разносить. Лошади скоро прибегут. Щипали, щипали травку, но про овёс не забудут.

– Спасибо вам, дорогая Висла, – сказал, прощаясь червячок Игнатий. – Благодаря вам, я почувствовал, что значит быть всадником. Это значит летать по земле и чувствовать себя в сто раз сильнее себя самого. Если позволите…

– Позволю, позволю, – прервала Висла изысканную вежливость червячка Игнатия. – Когда у меня выходной и когда захотите побыть всадником, буду вам очень рада. Может быть, даже когда-нибудь вместе с вами в книжку попаду.

iknigi.net


Смотрите также